in

Задержания по принципу лайка и репоста. ФСБ в Калуге накрыла паблик подростков-антифашистов

Сотрудники ФСБ
Сотрудники ФСБ. Фото: Andrey Stenin / RIA Novosti archive

В Калуге сотрудники ФСБ задержали подростков из-за нового дела об экстремизме, возбужденного из-за постов во «ВКонтакте». Подозреваемым проходит 20-летний антифашист, который публиковал в местном субкультурном паблике музыку и картинки. Теперь ему грозит до пяти лет колонии, а подписчики группы опасаются стать соучастниками. 

17-летний житель Калуги Олег Иванов (имя и фамилия изменены, так как герой несовершеннолетний) спал, когда рано утром 30 марта к нему в квартиру, которую он снимает вместе с приятелем, ворвались силовики и велели молодым людям лечь на пол. «Зачитали какую-то бумагу, что я в чем-то подозреваюсь, отобрали телефон, а потом начали рыскать по квартире, — рассказал Олег «МБХ медиа». — Нашли молоток и листовки». Затем парня погрузили в служебную машину и отвезли в главное управление ФСБ по Калужской области — на допрос. Правда, не как подозреваемого, а как свидетеля. 

Примерно таким же образом в этот день в Калуге прошел еще с десяток задержаний. Их проводили сотрудники ФСБ. В общей сложности задержали, по разным данным, от шести до 12 человек. Точно сказать молодые люди не могут, потому что связи почти ни с кем нет. Практически все они — несовершеннолетние. Кого-то забирали из дома, кого-то прямо из института. Некоторые молодые люди пришли в полицию сами — по звонку родителей, испугавшись, что к тем тоже нагрянут с обыском. 

Среди задержанных оказался Дмитрий по прозвищу Шарп. Он единственный из них совершеннолетний, ему 20 лет. «Скинхед антирасист, SHARP (Skinheads Against Racial Prejudices. — “МБХ медиа”) из Калуги. Работал на заводе, никогда особо политичным не был, просто антифа», — так описала Дмитрия одна из его знакомых, проходящая свидетельницей по делу.

Пару лет назад Шарп создал и администрировал местный антифашистский паблик AfaCrew. В нем в основном выкладывались картинки субкультурной тематики и музыка. По словам знакомой антифашиста, именно они и вызвали интерес у силовиков. «Это было как в приколах про репост. Дима сделал группу, где предполагалось выкладывать картинки и музыку, больше ничего. Они [эфэсбешники] нашли там песни “Четверио”, “ПолитЗека” (популярные в антифашистской среде исполнители, их песни не запрещены. — “МБХ медиа”), им это не понравилось и с этого все и пошло. Причем посты были сделаны больше года назад», — рассказал «МБХ медиа» источник, близкий к задержанным. 

В ФСБ сочли, что некоторые посты с песнями тянут на призывы к экстремистской деятельности, задокументировали все и возбудили уголовное дело по ч. 2, ст. 280 УК РФ, наказание по которой предусматривает до пяти лет лишения свободы. Задержания в рамках дела, говорит знакомая Шарпа, проводились по принципу «лайка и репоста», силовики брали тех, кто размещал на своих страницах в соцсетях записи из паблика или ставил лайки. 

На допросе у задержанных спрашивали про Дмитрия и «называли другие фамилии». У многих во время задержания, как и у Олега, отобрали телефоны. Теперь молодые люди опасаются, что следователи прочитают их переписку. «Будут в телефонах копаться и из свидетелей, которых вчера отпустили, делать соучастников», — отметила собеседница «МБХ медиа». Кроме того, рассказала она, при обысках была изъята экстремистская литература. В том числе, например, запрещенная в России и многих странах мира «Поваренная книга анархиста» (в электронном виде) и некоторые другие радикальные пособия. «Да еще полтора года назад сохранили по приколу [и забыли]», –– объяснил «МБХ медиа» один из задержанных.

Все подростки по делу проходят как свидетели — во всяком случае, пока. После допроса их отпустили. 

В статусе подозреваемого только Дмитрий. После его задержания связь с ним оборвалась, а днем 31 марта стало известно, что молодого антифашиста повезли в суд по избранию меры пресечения. Его знакомые сказали «МБХ медиа», что Шарпа в итоге отправили под домашний арест. 

Судя по сообщениям сайтов УМВД и управления СК по Калужской области, уголовные дела об экстремизме в регионе практически перестали возбуждать после того, как в 2018 году «экстремистские статьи» Уголовного кодекса (ст.ст. 280 и 282) смягчили. Поправки предполагали, что за посты с «экстремистскими» картинками больше не будут возбуждаться уголовные дела. Вместо этого «виновников» будут привлекать к административной ответственности по специально введенной для этого статье 20.3.1 КоАП. По ней же обычно либо штрафуют, либо назначают обязательные работы.

Как минимум в 2020 году и начале 2021 годах в Калужской области было заведено несколько таких административных дел, в основном касающихся роликов националистического толка. А последнее попавшее в публичное пространство уголовное дело по 282-й статье было возбуждено в 2017 году на националиста Ивана Любшина. В 2018 году дело по 282-й статье против него было закрыто как раз в связи со смягчением норм УК. Впрочем, в 2020 году Любшина все же осудили. Он получил 5,2 года колонии по статье об оправдании терроризма (ст.205.2 УК РФ). Обвинение касалось комментариев, посвященных анархисту Михаилу Жлобицкому, взорвавшему себя в отделении ФСБ. В 2018 году в Томске в том числе за песню «Четверио» дело об экстремизме было заведено на активиста «Левого блока» Максима Шульгина. Однако спустя год оно было закрыто. Основанием также послужила декриминализация 282-й статьи. 

На фоне декриминализации 280-й и 282-й статей в части публикации постов в соцсетях уголовное дело против калужского антифашиста Дмитрия Шарпа выглядит странно. Его знакомые утверждают, что следователи говорили подросткам на допросе, что за ним и остальными «уже 1,5 года следят». Однако кроме антифашистских граффити и расклейки листовок, как говорят сами молодые люди, они ничего не делали. Более возрастные калужские леваки называют этих подростков обычной компанией панков.

«На мой взгляд, антифа-движение в Калуге сейчас не имеет особой активности, так как нет активного противостояния с ультраправыми. Хотя лет 10 назад был очень большой накал и можно было лишиться здоровья легко. А сейчас ультраправые в Калуге ни угрозы, ни организованной силы собой не представляют», — объясняет «МБХ медиа» калужский активист Союза марксистов и профсоюза «Платформа солидарности» Андрей Заводской. 

По его словам, сейчас в Калуге есть леваки, они занимаются профсоюзным движением, организуют просветительские и научно-популярные лекции, участвуют в экологических и политических кампаниях. В частности, это делает как раз Союз марксистов. 

«Силовики всегда присматривают за оппозиционной молодежью, ищут повод и возможность организовать какое нибудь фиктивное дело», — говорит Заводской. Они и его товарищей в свое время тоже активно пытались «за что нибудь подтянуть» — «но мы смогли отбиться за счет огласки». Сейчас, говорит Андрей Заводской, негласный контроль за активистами в Калуге тоже есть: «Особенно это проявляется в период кампаний, когда появляется слежка, провокаторы и так далее».

По словам Андрей Заводского, подростки, которых задержали 30 марта, не являлись именно общественными и политическими активистами. «Ребята слушали музыку, ходили на концерты, одевались соответственно панк-культуре, — говорит Заводской. — Мне кажется, силовики просто выбрали их как легкую мишень, за счет которой можно доказать новому губернатору свою нужность. То, что это была массовая спецоперация против безобидной молодежи, только доказывает, что расчет был на демонстрацию своих способностей внешней аудитории. Возможно, в том числе и с целью устрашения общественности».

Впрочем, говорит Заводской, могут быть и иные варианты такой активности силовиков. К примеру, говорит он, в Калуге скоро ожидается открытие второго здания музея космонавтики. На мероприятие ждут приезда президента Владимира Путина. Собеседник «МБХ медиа» говорит: «Провинциальная традиция перед приездом царя — наводить шухер».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Москве завели дело на полицейских, которые не реагировали на избиения троих детей отцом

Кабинет вакцинации от COVID-19.

Я могу заразиться COVID после вакцинации? Четыре вопроса о «Спутнике»