in

Недофинансирование и недоинформирование. Почему в России только 15% сирот получают жилье

Дети-сироты воспитательного дома №5
Дети-сироты воспитательного дома №5. Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсант

Ежегодно только 15% российских сирот получают положенные им по закону квартиры. На конец 2020 года в России в очереди на жилье стояли 193 тысячи сирот. При этом доля тех, кто все же получает положенную им жилплощадь, снижается с 2014 года, выяснило издание «Важные истории». «МБХ медиа» публикует главное из этого исследования.   

По данным Единой государственной информационной системы соцобеспечения, на декабрь 2020 года в очереди на жилье стояли почти 193 тысячи российских сирот. Они должны были переехать в свои квартиры сразу после выпуска из детского дома, но этого так и не случилось. 

При этом доля сирот, которые все-таки получают жилье, снижается с 2014 года. В 2019 году только 15% детей, которые по закону имеют право на квартиры, получили их. Всего в год квартиры получают 25–28 тысяч сирот.

При этом жилье положено не каждому ребенку-сироте, а только тем, у кого его нет или оно есть, но установлено, что в нем невозможно жить, например, если в квартире живут родители, лишенные родительских прав, страдающие алкоголизмом или тяжелыми заболеваниями, а также если жилье признано ветхим или аварийным.

Если «факт невозможности проживания» не установлен, ребенок после детского дома возвращается к родственникам, часто это почти незнакомые им люди.

Чтобы сократить время ожидания, сироты могут подать в суд — таким образом, согласно статистике Минпросвещения, законную жилую площадь получают более половины сирот. А в 11 регионах получить ее каким-то другим способом невозможно в принципе. При этом в большинстве случаев суд принимает решение в пользу сирот, обязывая ответственных за выдачу жилья обеспечить нуждающихся квартирой.

Журналисты «Важных историй» пришли к выводам, что сирота, которому в 2019 году исполнилось 18 лет, сможет получить жилье в течение года только в пяти регионах. Еще в 12 субъектах квартир сиротам придется ждать более 20 лет, а в Удмуртии, Тыве и Астраханской области — более 40 лет. Расчеты проводились при условии, что сирота не будет обращаться в суд, а жилье будут выдавать в том же количестве, что и в 2019 году. 

В некоторых регионах сироты, которые ждут квартиры, могут получить компенсацию за съем временного жилья и оплату коммунальных платежей или заселиться в общежития и социальные гостиницы. Но, по данным Счетной палаты, такой поддержкой пользуются только пять процентов тех, кто стоит в очереди. «Депутаты Госдумы уже не раз предлагали на федеральном уровне ввести компенсацию детям-сиротам, которые ждут жилья. Но правительство раз за разом говорит, что на это потребуются дополнительные расходы, на которые нет денег», — рассказал правозащитник, директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань.

Устав от ожидания, некоторые сироты решаются на протест. Например, в Туве в 2018 году сироты, пытаясь добиться выдачи жилья, ночевали в местной администрации. Однако все закончилось задержаниями и административными делами за неповиновение полиции. А сироту и инвалида второй группы Александра Сидорова, который 10 лет прожил на улице и в 2015 году протестовал у Госдумы и мавзолея Ленина на Красной площади с требованием выдать ему положенную квартиру, в итоге увезли в психиатрическую лечебницу.

Некоторые дети-сироты вообще не знают о том, что они имеют право на жилье. «Важные истории» рассказали об Олесе Сувориной, которая в 16-летнем возрасте ушла из интерната, переехала в родной Воронеж, вышла замуж, и только в 22 года после рождения двоих детей услышала по телевизору о том, что ей, как и другим сиротам, положена квартира.

Жилплощадь девушке удалось получить спустя три года, когда у нее уже родился третий ребенок. Сначала ей обещали, что на детей тоже будут выделены квадратные метры, но в итоге Олесе выдали «однушку», поскольку дети были прописаны в доме мужа в области. Правда, сейчас квартира стоит пустая, поскольку по закону в первые пять лет ее нельзя сдать в аренду или продать.

По словам Алексея Голованя, жилье является не достаточным, но необходимым условием, чтобы дети могли нормально социализироваться.

«Конечно, это не значит, что, получив жилье, ребенок точно не станет асоциальным и жизнь его сложится хорошо. Но, по крайней мере, тогда ему можно говорить: „У тебя есть база, у тебя есть основа, теперь все зависит только от тебя“. А когда мы ребенка возвращаем к родителям, лишенным родительских прав, или когда сироте приходится жить у каких-то маргинальных личностей, говорить ему, что нужно быть нормальным человеком, добросовестным гражданином — это пустозвонство и цинизм», — считает он. 

Одна из главных причин, почему проблема с квартирами для сирот не решается, — недофинансирование. Государство гарантировало детям-сиротам жилье федеральным законом, а ответственность за его исполнение передало регионам. Но в России большинство субъектов — 72 из 85 — дотационные, и им сложно обеспечивать жилплощадью всех нуждающихся.  

Алексей Головань считает, что деньги на квартиры для сирот должны выделяться из федерального, а не из регионального бюджета: «Мы же говорим о том, что у всех сирот должны быть одинаковые условия. Они все российские сироты, не их вина, что один родился в Москве, а другой в менее обеспеченном регионе. В новой редакции конституции написано, что государство берет на себя роль родителей в отношении детей-сирот. Что же это за родители, которые не могут реализовать базовые потребности своих детей?»

По данным Счетной палаты, в 2018 году на обеспечение детей-сирот жильем было потрачено 30,8 млрд рублей без учета Москвы. На эти деньги жилье получили почти 24,5 тысячи человек. «Важные истории» посчитали, что в среднем по стране нужно 1,3 млн рублей на обеспечение жильем одного ребенка, а чтобы предоставить его всем нуждающимся на конец 2019 года нужно как минимум 230,7 млрд рублей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЕСПЧ присудил выплаты родственникам найденного мертвым в колонии экс-охранника Кадырова

Владимир Кара-Мурза

The Insider и Bellingcat: сотрудники ФСБ из расследования о Навальном дважды пытались отравить Владимира Кара-Мурзу