in

«Врач сказал, что дочь привязывают к кровати». Как пациентка с обморожением попала в психбольницу

Кристина Кравцова. Фото: личный архив

Московская студентка потеряла сознание неподалеку от метро. Из-за мороза на улице получила обморожение конечностей. После госпитализации она несколько часов переписывалась с родителями и даже написала им радостное смс: обмороженные пальцы начали двигаться. Однако все то, что последовало за этим, иначе как ночным кошмаром назвать невозможно. Родителям запретили видеть дочь, а спустя пару дней девушку поместили в психиатрическую лечебницу. «МБХ медиа» рассказывает историю Кристины Кравцовой.

Рано утром 10 марта второкурсница Первого медицинского университета Кристина Кравцова вышла из дома вместе со своим братом и отправилась на семинар по патологии на Никитский бульвар. На улице был 26-градусный мороз. Семинар заканчивался в 12:20, Кристина написала матери сообщение, что до часа дня задержится на кафедре. А в 13:20 написала, что едет домой и что по дороге заедет в «Л’Этуаль».

По дороге домой Кристина говорила с матерью по телефону. Когда спустилась в метро, сказала, что у нее садится мобильник — это было последнее, что Кристина успела сказать родителям. С тех пор она больше не выходила на связь.

Мать Кристины Надежда рассказывает, что после шести вечера они с мужем начали беспокоиться. После 23 часов начали звонить в полицию, позвонили даже в поисковой отряд «ЛизаАлерт». Сами тоже отправились на поиски.

Около полуночи родителям позвонил сын, брат Кристины. Как выяснилось, девушка нашлась, ее заметил таксист и подвез до дома. «Сын сообщил, что нашу дочь привезли домой, — рассказала Надежда. — Водитель автомобиля, который привез дочь, сообщил, что встретил ее, выходящей из парка около м. Рассказовка».

Кристина живет с родителями в загородном доме. Рассказовка — это конечный пункт метро, где она обычно выходит, чтобы пересесть на автобус и добраться до дома. «Она просила о помощи, и он довез ее до дома. Мы срочно вернулись с ее поисков домой, и увидели при осмотре дочери следы обморожения рук и ног — они почернели и не шевелились. Она была в полуобморочном состоянии от переохлаждения, и с трудом говорила», — продолжает Надежда. Дочь сказала родителям, что у нее сильно болит голова и что она очень замерзла и не чувствует ног. «Мы с мужем осмотрели ее на наличие ссадин, порезов, запаха алкоголя не было. Физических повреждений на теле не было. По всей видимости, насколько это можно было понять, так как она дрожала и говорила с трудом, она потеряла сознание, а когда очнулась, сразу пошла к дороге искать помощь. Руки у дочери были ледяными и на глазах отекали, пальцы ног стремительно темнели и опухали», — рассказала Надежда.

Они с мужем вызвали скорую. Врач бригады скорой помощи сказал, что это критический случай переохлаждения и очень обеспокоился пальцами Кристины. Он сделал ей внутривенные и внутримышечные инъекции и сообщил родителям, что девушку нужно срочно госпитализировать. Мать отправилась в машине скорой вместе с дочерью. В автомобиле девушке поставили капельницу. Около трех часов ночи 11 марта скорая остановилась возле городской клинической больницы №17, девушку отвели в отделение, где ее осмотрели терапевт и гинеколог. Были сделаны КТ головы и живота. У Кристины взяли для анализа кровь и мочу. После обследования в приемном отделении девушку приняли на госпитализацию, ей поставили диагноз «обморожение». Все это время Надежда находилась рядом с дочерью.

Утром, без четверти шесть, Кристину перевели в палату первого хирургического отделения. Мать туда уже не пустили. Но она поддерживала контакт с дочерью: «Мы были с ней на постоянной связи по телефону, переписывались и по возможности общались». 

Свой день 11 марта Кристина в сообщениях с матерью описала так:  В 7.22 у нее взяли анализ крови, в 10.58 ей поставили капельницу. В 16.30 Кристина написала, что сама спустится за передачей от матери. А В 16.34 она написала тревожное смс. В нем говорилось, что девушке страшно, что она хочет домой и вот-вот расплачется. «Мы успокоили ее и в течение всего дня были с ней на связи, обменивались сообщениями, — вспоминает Надежда. — Она рассказала, что она съела на ужин и радостную новость, что пальцы начали шевелиться».

Последнее сообщение от дочери Надежда получила в 19:17. После этого она снова перестала выходить на связь.

Бригада из психиатрии

Утром 12 марта, приблизительно в 08:40, Надежде позвонил заведующий отделением анестезиологии и реанимации Максим Носенко. Он сообщил, что Кристина находится в реанимации. На вопрос, как она там оказалась, доктор ответил: накануне вечером она хотела уйти из больницы, ее пытались удержать, она якобы вырывалась и даже кого-то укусила. Носенко добавил, что сотрудники больницы были вынуждены вызвать психиатрическую бригаду. На просьбу родителей увидеть ребенка последовал ответ, что это категорически запрещено.

Заведующий отделением анестезиологии и реанимации Максим Носенко
Заведующий отделением анестезиологии и реанимации Максим Носенко. Фото: сайт ГКБ №17

«В процессе разговора были слышны крики и стоны разных людей из палаты реанимации, — вспоминает Надежда. —  Врач также сообщил, что наша дочь в остром состоянии, и они ее привязывают к кровати».

Завотделением дал родителям понять, что ехать в больницу бессмысленно — их все равно не пустят к дочери. Сфотографировать ее, чтобы они понимали, что Кристина действительно находится там, медик отказался.

В течение всего дня вся семья обрывала справочные телефоны больницы. Пытались выяснить обстоятельства происходящего в отделении хирургии, куда изначально Кристина была госпитализирована. Но тщетно.

В субботу 13 марта родители снова позвонили в клинику. На этот раз дежурный им сообщил, что состояние Кристины резко ухудшилось. Он сказал, что девушка пристегнута к кровати и спит. Ее будят только для того, чтобы покормить. Надежда снова предприняла попытку получить разрешение увидеть дочь, но ей в этом снова категорично отказали. 

Во второй половине дня родителям позвонил врач-реаниматолог Никита Еремеев. Он сообщил, что Кристине снова вызывали бригаду психиатрической со станции скорой им А.С.Пучкова. Со слов медика, ей поставили диагноз: «острое полиморфное психическое расстройство». 

«Объяснить причины и обстоятельства всего происходящего в эти три дня с нашей дочерью в их больнице он отказался», — отмечает Надежда.  Родителям было отказано в настойчивых просьбах узнать, чем лечат их дочь и увидеть хоть какие-то документы — выписки и медицинские назначения. 

Новый удар

Вечером родители решили все же поехать в больницу. В 22:00 вместе с врачом, которая наблюдает их детей и знает дочь с рождения, им удалось пройти к дверям реанимации. Оттуда продолжали доноситься «адские крики боли и страдания». «Я там полчаса находилась, за дверьми там человеку простому уже дурно станет, я не представляю, как там лежать, да еще под какими-то неизвестными лекарствами», — говорит Надежда. Охранник, стоявший у дверей, сообщил дежурному администратору, что к Кристине пришли родственники. К ним вышел врач Еремеев и сказал, что к своим словам, сказанным родителям по телефону, ему добавить нечего, и попросил их покинуть медучреждение. Он лишь уточнил, что девочка привязана к кровати, и когда ее освободят, он сообщить не может. Заявление об отказе от госпитализации медик принимать отказался: «мотивировал тем, что у них нет документа об опеке и распоряжения главного врача». 

В одной из психиатрических больниц
В одной из психиатрических больниц. Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Тогда родители решили вызвать полицию прямо в больницу. Приехавшие на вызов полицейские лишь приняли заявление о незаконном удержании человека в больнице. Родителям они пояснили, что это все, что они могут сделать в данной ситуации.

Родителям не оставалось ничего иного, как уехать домой, чтобы немного отдохнуть. Но когда они приехали домой, их ждал очередной удар. Позвонил врач Еремеев и сообщил Надежде, что Кристину увезли в психиатрическую больницу им Н.А. Алексеева. На часах было начало пятого. Это произошло спустя час после их отъезда из клиники. «Без согласия и присутствия родителей или родственников», — вспоминает Надежда. 

Дозвониться до психлечебницы родителям не удалось. В первой половине дня 14 марта они отправились туда. На КПП им сказали, что больница является режимным объектом и попасть внутрь без пропуска им не удастся. Там же родителям удалось дозвониться до приемной, где им сообщили, что до завтрашнего дня, то есть до понедельника, никакой информации им там дать не смогут. Сослались на то, что врач осмотрит девушку только 15 марта.

«Как выяснилось позднее, в этот день была создана и проведена врачебная комиссия по вопросу нашей дочери, — вспоминает Надежда. — Комиссия приняла решение о принудительной госпитализации».

На следующий день родители узнали номер отделения, где лежит их дочь.  Муж Надежды дозвонился до заместителя главного врача. Та объявила ему, что в 13.15, то есть буквально через полчаса, в лечебнице состоится выездное заседание Симоновского суда, который подтвердит диагноз комиссии. В просьбе увидеть дочь родителям снова было отказано, с формулировкой, что она опасна для окружающих. Когда отец попытался связаться с Кристиной по видеосвязи (в учреждении есть такая возможность), ему сообщили, что девушка якобы не может ходить и сеанс связи не состоится.

16 марта родители смогли дозвониться до лечащего врача Кристины. Медик им сообщила, что психическое состояние дочери в острой стадии. На контакт с врачами она якобы не идет. И контакты родственников с ней запрещены. 

Вся надежда на жалобу

Тогда родители подключили к делу юристов. Но и им увидеть решение суда о принудительной госпитализации удалось лишь спустя неделю, после того как адвокаты рассказали об этой ситуации в СМИ, а журналисты начали задавать вопросы в том числе суду.

Адвокат Дмитрий Джулай
Адвокат Дмитрий Джулай. Фото с официальной страницы адвоката

«Нам наконец дали ознакомиться с делом. Сейчас мы изучаем материалы, — рассказал «МБХ медиа» адвокат семьи Кристины Дмитрий Джулай. — Готовимся писать жалобу на решение суда о принудительной госпитализации и будем проводить независимую экспертизу. Будем пытаться подогревать эту тему дальше, чтобы нашу жалобу рассмотрели как можно быстрее, а дело не спустили на тормозах. Девочка находится в психиатрической клинике, специализированная помощь ей, как я полагаю, не оказывается, и существует риск потерять обмороженные конечности. Счет идет на часы и дни».

По словам Джулая, в материалах, с которыми все же ознакомили адвокатов, говорится, что поводом к госпитализации в психлечебницу стало то, что Кристина якобы проявляла агрессию, укусила врача и ударила медсестру. «Это вранье, — уверен Дмитрий Джулай. — У нас есть аудиозапись, которую сделала девочка во время общения с психиатром и отправила маме. Из записи следует, что девочка совершенно вменяема, не проявляет никакой агрессии и общается корректно».

По словам мамы Кристины, истинной причиной, по которой их дочь оказалась в такой ситуации, могла стать врачебная ошибка. Надежда консультировалась со сторонними врачами, в том числе, работавшими много лет в психиатрической бригаде. «Они начали говорить мне, что это беспрецедентный случай, очень похожий на врачебную ошибку, — сказала «МБХ медиа» Надежда. — Это может быть передоз какого-то лекарства — банально не рассчитали массу ее тела и забыли, что она голодная и после сильного переохлаждения. Это может быть и что-то другое, что решили от нас скрыть». Надежда уже написала заявления и в полицию, и в прокуратуру. 

После того, как в дело включились адвокаты, матери все же разрешили пообщаться с Кристиной. Надежда говорит, что дочь была в очень печальном состоянии. «Она там полностью на таблетках, еле языком шевелила. Она говорила, что хочет домой, хочет к маме», — рассказала Надежда. Сейчас вся надежда на апелляцию. Родители продолжают надеяться, что эта ситуация пройдет как страшный сон.

Кристина — прекрасный человек, говорит ее мама Надежда. По ее словам, она — спокойная, красивая, молодая девушка. Любимица первоклашек, которым она в частном порядке преподавала английский язык. Кристина не курит, она сторонница полезного питания и здорового образа жизни. Думает стать врачом-вирусологом или детским врачом. Надежда говорит: «все ее мысли вокруг детей, хочет помогать детишкам».

27 марта Кристина была переведена в частную клинику, где родители смогли свободно посещать ее, сообщил «МБХ медиа» адвокат Дмитрий Джулай. Подробнее об освобождении Кристины можно прочитать здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Евгений Ройзман

Евгения Ройзмана оштрафовали из-за акций в поддержку Навального

Алексей Навальный в суде

Адвокат Навального предположила, что он не сможет претендовать на УДО после выговора