in

Родственники оппозиции. Как и зачем силовики приходят за родителями, бабушками и братьями активистов

Братья Олег и Алексей Навальные в Замоскворецком суде, 2014 год
Братья Олег и Алексей Навальные в Замоскворецком суде, 2014 год. Фото: Агентство «Москва»

В Советском союзе одним из излюбленных методов борьбы с инакомыслием было преследование родственников неугодных.  Уже несколько лет эта практика обкатывается и современными силовиками. «МБХ медиа» рассказывает, как на оппозицию в России давят через бабушек, братьев, матерей и отцов. 

Отец Жданова

В пятницу в доме 66-летнего отца директора ФБК Ивана Жданова в Ростове-на-Дону прошел обыск. После этого Юрия Жданова увезли на допрос, а в субботу — суд вынес решение о его аресте. 

Иван Жданов с отцом Юрием
Иван Жданов с отцом Юрием. Фото: личный архив Ивана Жданова

Как написал на свой странице в фейсбуке Иван Жданов, отцу вменяется 286-я статья УК РФ  — превышение должностных полномочий. По словам Жданова, несколько лет назад его отец работал в поселке Искателей в Ненецком автономном округе. Сначала был заместителем главы поселка, «а последние годы дорабатывал на какой-то невысокой поселковой должности». С лета прошлого года он на пенсии.

«Дело заключается в том, что он в составе жилищной комиссии рекомендовал главе поселка выделить квартиру женщине по договору социального найма. Оказалось позже, что эта семья уже получала жилищную субсидию. Договор расторгли, квартиру администрация вернула по суду, — описал суть обвинений Иван Жданов. — Посадили ли главу поселка, единороса, который собственным распоряжением выделил квартиру? Нет, конечно, даже не фигурант. Искали целенаправленно что-то на отца».

Иван Жданов также рассказал, что это не первый раз, когда силовики проявляли интерес к его отцу. В 2016 году, когда Жданов младший участвовал в выборах в подмосковной Барвихе, Жданова старшего проверяли ФСБ, полиция и СКР. «И ничего не могли накопать», — уточнил Иван. Он убежден, что отца преследуют исключительно из-за оппозиционной деятельности сына.

 «У меня нет никаких сомнений, что эта уголовка связана со мной и с тем, что я делаю, — написал Жданов. — Я также думаю, что им нужно как-то перебивать повестку от Навального. Поэтому им нужно было совершить что-то особенно подлое и не с Навальным. Не получится, уже 353 тыс. человек записалось (на готовящийся митинг оппозиции.  —  «МБХ медиа»), гораздо больше, чем мы ожидали за такое время». Митинг планируется провести, когда на сайте, посвященном кампании за освобождение Алексея Навального, в онлайн-карте отметятся 500 тысяч человек. 

Адвокат Владимир Воронин сказал «Эху Москвы», что дело в отношении отца Жданова «не должно существовать». Он уточнил, что Юрий Жданов занимал должность в совещательном органе, который уполномочен лишь давать рекомендации и не принимал никаких решений. «Они только изучали документы и рекомендовали: выдать квартиру в соцнайм или нет», — сказал Воронин. 

На то же обстоятельство «МБХ медиа» укзазал и адвокат Юрия Жданова Денис Николаенко, который присутствовал при его допросе и выступал в суде. «Там прямо в протоколе заседания комиссии говорится: «рекомендовать главе администрации принять жилое помещение». А следствие нам говорит, что Жданов предоставил жилое помещение, — сказал Николаенко. — Это не соответствует действительности, в полномочия Жданова это не входит». Адвокат также настаивает на том, что его подзащитный на момент заседания комиссии понятия не имел, что в 2008 году семье, чей вопрос рассматривала комиссия, выдавалась субсидия на приобретение жилья.

Иван Жданов отметил, что как минимум до рассмотрения апелляционной жалобы его отец будет находится в СИЗО №5 Ростова-на-Дону.

Отец Ходорковского и брат Навального

Иван Жданов не первый в современной России оппозиционер, чьи родственники попадают в объектив силовых структур. 

Осенью 2014 года Михаил Ходорковский, в Париже в интервью изданию Le Monde заявил о своей готовности стать переходным президентом России, чтобы «преодолеть кризис». В тот же период стало известно о перезапуске его общественной организации «Открытая Россия». Спустя несколько месяцев, летом 2015 года, Следственный комитет объявил о возобновлении расследования убийства мэра Нефтеюганска Владимира Петухова в 1998 году. В декабре 2015 СК предъявил обвинения по этому делу Ходорковскому заочно. Сам он расценил это как месть со стороны силовиков за его общественную и политическую деятельность из-за границы. 

Отец Михаила Ходорковского Борис Ходорковский в следственном комитете
Отец Михаила Ходорковского Борис Ходорковский в следственном комитете. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

В рамках дела СК вызвал на допрос 82-летнего отца бизнесмена. «Большинство вопросов не имело отношения ни к Михаилу Борисовичу, ни к Борису Моисеевичу», — сказал тогда адвокат Бориса Ходорковского Сергей Бадамшин и добавил: «Все это беспардонное давление на Михаила Борисовича».

В конце 2014 года суд вынес приговор по делу «Ив Роше» Алексею и Олегу Навальному. Политик тогда получил условный срок, а его брата Олега суд посадил на 3,5 года. Наказание он отбывал в колонии в Орловской области. После оглашения приговора Алексей Навальный заявил: «Эта власть мучает родственников своих оппонентов. Власть, которая мучает невиновных людей, не заслуживает существования». Политологи назвали Олега Навального «заложником», которого взяли российские власти, чтобы повлиять на его брата. В 2021 году, после ареста Алексея Навального по возвращении из Берлина, где он восстанавливался после отравления в России ядом из группы «Новичок», силовики снова арестовали и его брата. В этот раз Олег Навальный стал фигурантом так называемого «санитарного дела» из-за призывов выйти на акцию в поддержку оппозиционера во время коронавирусных ограничений. Сейчас Олег Навальный находится под домашним арестом.

Бабушка Яшина и родственники Пахомовой

В 2017 году оппозиционер Илья Яшин победил на муниципальных выборах в Москве и стал главой совета депутатов Красносельского района. Весной 2018 года он обвинил мэрию Москвы в травле, связанной с его 84-летней бабушкой Александрой Дмитриевной. Тогда «Лайф», НТВ и ТВЦ выпустили материалы о том, что Яшин якобы поместил свою бабушку в интернат, чтобы «завладеть» ее квартирой. Сам политик сказал, что у бабушки были симптомы деменции, а решение устроить ее в пансионат связано с тем, чтобы «улучшить ее психологическое состояние и продлить жизнь». 

Бабушка Ильи Яшина Александра Дмитриевна
Бабушка Ильи Яшина Александра Дмитриевна. Кадр из видео «Илья Яшин. Глава муниципального округа Красносельский» / Youtube

В марте 2019 года, рассказывал Яшин, в пансионат пришли полицейские и посоветовали директору отказать бабушке политика в обслуживании. Руководство пансионата попросило гостей не втягивать их в политические игры. Полицейские ушли, а спустя некоторое время директору учреждения позвонила уже сотрудница прокуратуры. «Она прямым текстом сказала, что если моя бабушка Александра Яшина не будет выселена из пансионата, то «этот бизнес просто уничтожат», — написал Илья Яшин в фейсбуке. «Обратите внимание: мы и сами не заметили, как травля родственников оппонентов власти стала в России нормой», — добавил политик. 

Яшин сказал «МБХ медиа», что к происходящему сейчас с семьей Жданова и подобным случаям, он относится вполне однозначно — «как к террористическим методам, абсолютно противозаконным и аморальным». 

«По сути мы видим, как людей берут в заложники, подобно тому, как это делают представители мафии, террористических организаций. Они это делают, чтобы влиять на деятельность тех людей, с которыми у них есть конфликт и от которых им что-то нужно. Когда близкие находятся за решеткой, когда им могут создать невыносимые условия для жизни, отправить в пресс-хату, хочешь не хочешь включается внутренняя самоцензура. Это самый эффективный рычаг, какой только можно придумать, — говорит Яшин. — Эффективнее чем посадить за решетку самого оппозиционера. Он хотя бы сам оценивает риски и последствия, это его выбор. А родственники — такого выбора не делали. Они живут обычной жизнью. И когда их берут в заложники, у вас появляется психологическое чувство вины. Хотя вы ни в чем не виноваты. Но психологически это очень тяжело». 

Илья Яшин считает, что единственный способ, как можно избежать преследования родственников оппозиционеров, это вывезти их за границу. «Другого не существует», — уверен собеседник «МБХ медиа».

В 2017 году 24-летняя Ксения Пахомова возглавляла штаб Навального в Кемерове. Она столкнулась в тем, что за короткий период ее мать уволили с должности директора школы, парня отчислили из вуза и вручили ему повестку в военкомат, а бабушка оказалась под угрозой увольнения с должности смотрителя музея — коллектив музея тогда за нее вступился.  В 2018 году Пахомова решила покинуть должность главы кемеровского штаба, а затем — переехала в Москву. Она рассказала «МБХ медиа», что сейчас от ее родственников отвязались: «Мама сейчас работает в другом месте, с парнем мы давно расстались, бабушка вышла на пенсию». 

Кстати говоря, с давлением на родственников сталкиваются не только непосредственно оппозиционеры, но и журналисты, которые пишут на темы, которые раздражают власть. 21 марта издание «Открытые медиа» сообщило о слежках за своими журналистами и посвященных им заказными материалами. Издание отметило, что одному из журналистов «ОМ» даже пришлось уволиться, чтобы его родственники могли сохранить свой бизнес.

Методы «коллективного Путина»

По мнению правозащитника Льва Пономарева, все происходящее сегодня в ситуации с противостоянием власти и оппозиции имеет отголоски советского прошлого. Пономарев говорит, что ФСБ сегодня ассоциирует себя с КГБ, которое в советское время действовало таким же образом.

Правозащитник Лев Пономарев
Правозащитник Лев Пономарев. Фото: Кирилл Зыков / Агентство «Москва»

«Сегодня в России правит группа чекистов, этакий коллективный Путин, которая делает все, что хочет, — сказал «МБХ медиа» Пономарев. — У них на рабочих столах стоят скульптуры основателя ЧК, они сидят под портретами Дзержинского и Ягоды. Они фактически управляют внутренней политикой в стране — начиная от дурацких и чудовищных законопроектов и кончая конкретными действиями в отношении конкретных людей».

Лев Пономарев считает, что позиция россиян о том, что «37-й год еще не наступил» ошибочна. «Отсидеться ни у кого не получится, все только начинается. И чем дальше, тем хуже», — говорит правозащитник. По его мнению, ситуация в России сейчас «крайне тяжелая», а «если общество не найдет в себе силы сказать громкое «Хватит!» — будет еще хуже.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Иллюстрация

«Яндекс» стал чаще отказывать госорганам в выдаче данных россиян

Заключенные в общежитии исправительной колонии особого режима

Одна пуговица и два лимона. За что заключенные в российских колониях получают выговоры