in

“Послезавтра ждать уже невозможно”: член КС оппозиции Белоруссии Павел Латушко о ближайших планах противников Лукашенко

Фото: WikiCommons

 

 

Павел Латушко был министром культуры Белоруссии и послом в нескольких европейских странах, но после начала акций протеста примкнул к оппозиции и вошел в президиум созданного ей Координационного совета. Он рассказал нам о том, чем продиктован его выбор, и как Координационный совет будет действовать дальше. Полную версию интервью смотрите в трансляции “МБХ медиа” (интервью с Латушко — с 52 минуты).

 

— Вы как человек, который долго работал министром культуры, потом послом Белоруссии во Франции, вы же не сразу присоединились к оппозиции? В какой момент вы решили это сделать и почему?

 

— Вы знаете, мне очень часто задают этот вопрос и я отвечаю следующим образом, насколько это возможно откровенно. Это действительно так. Есть эффект накопления — когда ты сталкиваешься с какими-то нарушениями, когда ты видишь, какой дорогой развивается твоя страна, то это по крупицам собирается в большей или меньшей степени, и когда-то приходит к взрывной реакции. То же самое произошло со мной, и думаю, что я не исключение, не какой-то особый случай. Целый ряд государственных чиновников в последнее время подал в отставку, прежде всего из системы министерства иностранных дел. Но это касается просто всех граждан, большинства граждан нашей страны, которые, может быть, тоже не участвовали в акциях протеста так активно, ведь небольшая часть общества выходила на них. 

 

И у меня один из манифестантов в прошлое воскресенье спросил то же самое: вы же государственный чиновник, почему не раньше? Вы же это все видели. Я задал ему вопрос: а вы впервые пришли на манифестацию подобного рода? Он сказал: да. Вот вам и ответ. То есть мы переходим какой-то барьер, или наоборот, не можем перейти какие-то моральные принципы и принимаем решение. То же самое произошло со мной. 

 

— Что же стало точкой невозврата?

 

— Тот ужас насилия, который я увидел за последнюю неделю. У нас отключили интернет, я звонил своим друзьям и коллегам за границу, они мне давали информацию из телеграм-каналов, которые они могли смотреть и читать за рубежом. В Белоруссии, конечно, это невозможно было делать — просто не работал интернет. И я видел зарево над Минском — разрывающиеся светошумовые гранаты. Даже слышал крики людей — мой дом находится прямо возле Минской кольцевой дороги — и, знаете, все больше и больше возрастало напряжение. Я понимал, что не могу — я должен видеть, что происходит, я должен как-то реагировать. 

Фото: AP

И потом мы собрались в театре собрались всем коллективом — это была инициатива наших актеров — и они задали мне прямой вопрос: вы готовы это терпеть, вы готовы с этим соглашаться? Я сказал: нет, я не готов, я не могу. Я гуманист по взглядам, я бывший министр культуры, дипломат и директор крупнейшего, одного из важнейших институтов культуры — национального театра (Национальный академический театр имени Янки Купалы — Латушко возглавлял его до 17 августа и был уволен после выступления против насилия над протестующими — “МБХ медиа”)

 

И я сказал: конечно же, я буду вместе с вами. Вот эти видео из интернета с огромным количеством свидетельских показаний людей, выходящих из следственных изоляторов, когда они поднимали свои майки и мы видели синяки, сбитые ноги, спины. Когда мы увидели, что были жертвы и как действовала милиция: ловила людей во дворах, на улицах и избивала. Как лежали люди в районных отделах милиции: их клали лицом на землю и били дубинками. И рассказы о том, что нельзя было даже повернуть голову: 15 часов нужно было лежать в таком положении. 

Мужчина показывает следы пыток на своем теле, оставленные полицейскими после освобождения из следственного изолятора. Фото: Сергей Гриц / AP

Когда не хватило следственных изоляторов: семь тысяч человек было задержано за один день и людей держали в спортивных залах, в школах — это просто кощунство. И когда давали бутылку воды на 20, 30 человек при ситуации с пандемией — это ужасно. И я для себя решил, что в прошлую пятницу должен высказать свою гражданскую позицию. И так получилось, что меня поддержали представители 12 театров нашей страны. И эту позицию я разместил в социальных сетях. Произошел взрыв — люди на это начали реагировать. Вечером я пошел на площадь и сказал, что есть политическая и моральная ответственность, и министр, который отвечает за все эти события, которые произошли или по крайней мере знает об этом, должен понести политическую и моральную ответственность — подать в отставку. Но министр этого не услышал.

 

— Да, наоборот, последовала ваша отставка в ответ.

 

— Да, в ответ, конечно. В связи с тем, что театр фактически забастовал, начал активно высказывать свой протест через видеообращения и другими способами объединять деятелей культуры. Министр культуры сказал всем руководителям республиканских и национальных учреждений, что нужно “душить в зародыше” всякие поползновения инакомыслия и, если не получается самим, вызывать милицию. Я представил себе: ну как я вызову милицию в национальный театр? Гоголь бы, наверное, позавидовал сюжету, потому что это до абсурда можно довести. Но фактически это произошло: когда меня уволили, милиция вошла в театр и заблокировала все входы. Артисты и сотрудники не могли войти и до сих пор театр не работает. Я об этом очень сожалею и переживаю, потому что это лучший театр страны. Я говорю так не потому, что я им руководил, а потому что я бывший министр культуры. Много, конечно, достойнейших театров, но это один из самых лучших в нашей стране.

Сотрудники театра показывают письма об отставке министру культуры Юрию Бондарю. Фото: Дмитрий Ловетски / AP

— Уже неделю работает Координационный совет оппозиции, и вы являетесь членом его президиума. Можно ли сейчас говорить о его эффективности, и в чем его цель?

 

— Самый эффективный способ — это самоорганизуемые людьми акции, потому что мы не можем быть инициаторами ни одного из массовых мероприятий в нашей стране. Призыв к демонстрациям преследуется по закону, и если мы это сделаем, каждый из нас будет привлечен как минимум к административному аресту, а максимум — к уголовной ответственности, если последуют какие-то плохие действия в ходе этих акций. Поэтому мы здесь связаны по рукам и ногам. Люди часто спрашивают, почему больше нет конкретики. Потому что мы вынуждены обходить эти углы в законодательстве. С другой стороны, Координационный совет — это общественная платформа, аккумулировавшая в себе все постулаты людей, выдвинутые за последние месяцы и транслирующая это власти, активно предлагающая диалог. К сожалению, власть на сегодняшний день говорит “нет”. Поэтому мы вчера приняли следующий алгоритм действий.

 

 Мы сохраняем свои требования о том, что все преследования, все жестокие акты насилия в отношении граждан должны быть расследованы. По нашим сведениям, порядка 700 заявлений о проверках по действиям милиции находятся в Следственном комитете. СК обязан возбудить уголовные дела или отказать в возбуждении с согласия прокуратуры в течении 10 дней, но может продлить рассмотрение и до 30 дней. И, похоже, все эти 30 дней будут задействованы, то есть правоохранительная система не хочет возбуждать уголовные дела сейчас. Следующий фактор: у нас есть огромное количество документов, подтверждающих фальсификации выборов. Кандидаты в президенты подали жалобы в Верховный суд, и он должен рассмотреть их. 

Юрий Бондарь, министр культуры Беларуси. Фото: Дмитрий Ловетски / AP

Мы рассчитываем, что суд примет правовое решение, а не решение, исходящее из политических предпочтений и взглядов. Если же это не будет соблюдено, мы будем продолжать настаивать на повторных выборах. Следующие шаги будут такими: первое — мы предлагаем всем нашим гражданам — это абсолютно соответствует законодательству — начать процедуру отзыва депутатов палаты представителей, нижней палаты парламента Белоруссии.

Отзыва их мандата в связи с тем, что они не реагировали на обращения своих избирателей по фактам нарушения законодательства в рамках прав человека и избирательного законодательства. Также в основу могут быть положены и другие причины — депутат не выполняет тех задач, которые стоят перед ним в его округе, или на государственном уровне. Второе: мы предлагаем нашим гражданам инициировать процедуру отзыва депутатов местных органов власти и всех уровней. Тут тоже, я думаю, огромное количество проблем. Мы же понимаем, каким образом у нас избирался парламент и местные органы власти. Третье: мы будем вновь настаивать на проведении республиканского референдума о возвращении Конституции 1994 года. Мы не хотим вернуться экономически в 1994 год, мы хотим, чтобы президент избирался на два срока, как было предусмотрено той Конституцией. Это наши главные шаги, которые мы предпримем в ближайшее время. Они, конечно, не носят краткосрочный характер — сегодня результата не будет. Но я уверен, что завтра он наступит. Послезавтра ждать уже невозможно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Табличка Костина, поджог и “пощечина здравому смыслу”. Как премию Минкульта «Инновация» получало “оппозиционное искусство”

Число заразившихся коронавирусом в мире превысило 23,4 млн человек, умерших — более 808 тысяч