in

«Они сами понимают, что ошиблись». Московского врача обвиняют в финансировании терроризма

Алихан Аджаматов. Фото из личного архива

Алихана Аджаматова, врача-диагноста из Москвы, арестовали по обвинению в финансировании терроризма в феврале нынешнего года. Доказательства его вины строятся на показаниях одного свидетеля, который находится под арестом более двух лет, и выписке из Сбербанка. «МБХ медиа» рассказывает, как шло следствие и что говорят свидетели и защитники доктора.

Старомодный интеллигент

В феврале в квартиру, где Алихан Аджаматов жил со своей женой Забирой и тремя детьми, пришли силовики в масках. Алихан лег на пол и указал, что в доме дети, попросил их не пугать. Это не помогло. Силовики сообщили, что Аджаматов задержан по подозрению в финансировании терроризма. В тот же день суд отправил его в СИЗО, где он находится уже девять месяцев. По статье о финансировании терроризма врачу грозит от восьми до 15 лет лишения свободы.

Аджаматовы жили обычной жизнью: работа, дом, раз в год — на море. Алихан занимался УЗИ-диагностикой.  Раньше он работал в клинике доктора Мясникова и параллельно дежурил в горбольнице №71. Позже семья переехала за город, и Алихан устроился в больницу поближе к дому. Любил сноуборд, иногда ходил в антикафе поиграть в мафию, много времени проводил с детьми.

Алихан Аджаматов со своими детьми. Фото из личного архива

«Мой муж — абсолютно культурный человек. Я бы даже сказала, старомодный интеллигент. Отец у него был профессором математики. Сам он всегда дружил с образованными людьми и сам таковым являлся. У нас были очень близкие отношения, мы делились абсолютно всем. Он никогда не был близок к криминалу», — рассказала Забира «МБХ медиа».

Позже из документов она узнала, что против ее мужа дал показания некий Парвиз Ахмедов, а деяния, которые следствие приписывает врачу, относятся к 2015 году и связаны с переводом денег в Египет. Женщина вспомнила, что в том году Алихан со знакомыми занимался продажей лекарств от гепатита, которые получал как раз этой страны. Тогда она связалась с его партнерами. Те вспомнили человека, о котором идет речь и были очень удивлены.

Удобный свидетель

По версии следствия, Аджаматов перевел 85 тысяч 100 рублей Парвизу Ахмедову на финансирование запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». Врач якобы сделал это по указанию сирийского эмиссара ИГ Муродали Халимова. Деньги Ахмедов якобы передал одному из членов организации в Египте, а он «приобрел обмундирование и оружие, которые в последующем передал боевикам».

В распоряжении «МБХ медиа» есть постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Ахмедова — единственного свидетеля, на показаниях которого полностью строится обвинение Аджаматова.

Дело в отношении Ахмедова было возбуждено в мае 2018 года. Следствие утверждает, что он занимался нелегальной деятельностью, распространяя незарегистрированные лекарства, а полученные от этого средства тратил на поддержку террористов ИГ. Из показаний Ахмедова следует, что он познакомился с Халимовым, пока жил в Египте. Халимов ему разъяснял некоторые аспекты ислама и критиковал его, когда тот не следовал советам.

Алихан Аджаматов. Фото из личного архива


Узнав, что Ахмедов занимается международными денежными переводами, Халимов предложил оказывать подобные услуги и ему – за вознаграждение в 2% от суммы перевода. Сначала Парвиз отказался, но Халимов настоял, намекнув ему на угрозу жизни и здоровью семьи Ахмедова, следует из показаний. В дальнейшем Ахмедов регулярно получал переводы из России, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана, либо сам переводил деньги в эти страны. Средства, которые приходили на его счет, он обналичивал и выдавал указанным лицам в Египте. Как утверждает Ахмедов, эти деньги шли на нужды боевиков в Сирии. То, что отправлялось из Египта, тоже тратилось на финансирование ИГ – в России и странах средней Азии. Иногда на эти деньги приобретались авиабилеты для желающих воевать за ИГ в Сирии.

О самом Муродали Халимове известно, что в 2014 году он вместе с женой и тремя детьми перебрался в САР. Туда же отправились многие члены его семьи, включая 66-летнюю мать, которая позже погибла. По данным таджикских СМИ, Халимов — один из самых опасных боевиков ИГ. В 2018 году он пытался получить политическое убежище на Украине, но позже его оттуда экстрадировали в Таджикистан. Сам он обвинения в терроризме отвергал.

По словам Ахмедова, в ноябре 2015 года Халимов сообщил ему, что на его счет поступят 85 тысяч рублей от Алихана Аджаматова, который якобы также разделяет идеологию ИГ. Ахмедов заявил, что несколько раз созванивался с Аджаматовым по Whatsapp для обсуждения «бытовых вопросов». Во время этих разговоров Аджаматов якобы сказал, что разделяет идеологию ИГ, но не может участвовать в деятельности физически, поэтому помогает финансово. Эти показания он дал уже в январе 2020 года.

В копии допроса Аджаматова (есть в распоряжении “МБХ медиа”) говорится, что он знает, что ИГ запрещена не только в России, но и во всем мире, поэтому не является ее приверженцем, не разделяет ее идеологии и никогда не был ее участником. В 2006 году Аджаматов получил наследство, деньги от которого решил инвестировать в бизнес. В 2014 году через своего знакомого Романа Ризаханова Аджаматов вложил деньги в интернет-магазин, но потом вышел из бизнеса из-за нерентабельности. В 2015 году Ризаханов предложил Аджаматову закупать в Египте лекарства от гепатита по низкой цене и перепродавать их в Росии по более высокой. Аджаматов согласился. В это дело он вложил около полумиллиона рублей. Примерно 400 тысяч из них Аджаматов передал наличкой, еще 85 тысяч — перевел на карту Ахмедову, что потом и стало основанием для возбуждения уголовного дела.

Реквизиты для перевода Аджаматову дал Ризаханов, который знал, что Ахмедов занимается международными финансовыми переводами. С ноября 2015 года по март 2016-го Аджаматов получал прибыль от реализации лекарств. Доставкой, реализацией, закупкой и прочими рабочими вопросами занимались Ризаханов и еще один их партнер по бизнесу – дагестанский блогер Роман Бабаев. В марте 2016 они решили прекратить эту деятельность. О том, что Ахмедов является сторонником ИГ, Аджаматов не знал, он никогда с ним не встречался и в принципе не был знаком. 

Попал в розыск в полете

По словам адвоката Аджаматова Самира Алиева, следствие препятствует защите. Так, Аджаматову уже трижды было отказано в допросе на полиграфе, несмотря на просьбы с его стороны. Ходатайство об очной ставке с Ахмедовым удовлетворили еще в марте, но ее до сих пор не провели.

«Когда несколько свидетелей подряд дали следователю показания в нашу пользу, он понял, что пора менять тактику и начал на них давить», — рассказал Алиев «МБХ медиа».

В начале сентября Роман Бабаев прилетел в Москву, чтобы дать показания как свидетель по делу Аджаматова. Когда самолет сел, стюардесса объявила, что все мужчины, находящиеся на борту, должны приготовить документы, удостоверяющие их личность. На выходе с трапа Бабаева ждали трое полицейских, которые проводили его в аэропорт. Там на него надели наручники. 

Роман Бабаев. Фото: babaev_rv / Instagram

«Один из полицейских заявил, что я нахожусь в федеральном розыске. Но я вылетел из Махачкалы. Если бы я был в розыске, я бы не смог улететь. Значит, я оказался в нем во время полета. А кто может такое провернуть у нас?», — рассказывал Бабаев в своем Instagram.

Когда блогера привели в дежурную часть в аэропорту Внуково, за ним вошли еще трое мужчин. Он предполагает, что это были сотрудники ФСБ. По его словам, они уговаривали его дать «какие-то другие показания».

«На меня оказывалось давление фразами из серии “мы можем проехать в технический отдел”.  Говорили, если я дам не те показания, то меня сразу могут повезти в Следственный комитет, завести на меня уголовное дело. Я заявил, что буду говорить только правду и ничего кроме. После этого они меня отпустили. Затем один из этих граждан, как я предполагаю, сотрудник ФСБ, попросил меня не предавать огласке факт беседы», — рассказал Бабаев.

После этого он попал на допрос к следователю ФСБ и подтвердил показания Аджаматова по поводу его связи с Ахмедовым. То же самое сделал и Роман Ризаханов. «Изначально Ризаханов вместе с Бабаевым работали. Алихана они подключили как инвестора, и следствие об этом в курсе», — пояснил Самир Алиев.

ФСБ не хочет сдаваться

Адвокат Алиев уверен, что второе доказательство по делу — выписку из Сбербанка с данными платежа — нельзя считать достаточным. Кроме показаний Ахмедова, нет никаких доказательств вины Аджаматова. Алиев подозревает, что Ахмедов пошел на досудебное соглашение со следствием, и что дело Аджаматова — не единственное с подобным составом. В своих показаниях Ахмедов называет 16-значный номер карты Аджаматова, с которой тот через «Сбербанк-онлайн» переводил ему деньги пять лет назад. Защитник не понимает, как человек в течение стольких лет мог помнить эти данные и предполагает, что следствие могло ему с этими воспоминаниями помочь.

Алихан Аджаматов. Фото из личного архива

Сам обвиняемый в первые же дни следствия дал силовикам свои логины и пароли от соцсетей и электронной почты. По словам адвоката, он хранил в почте всю свою бухгалтерию: записывал, откуда и сколько получал денег и что это были за средства. Когда сотрудники ФСБ получили доступ к электронному ящику, они их просто удалили, но скриншоты сохранились у защиты. Свидетели показали следователю сайты, через которые продавали лекарства от гепатита в 2015 году, чтобы подтвердить, что Аджаматов действительно занимался именно этой деятельностью. На следующий день эти сайты заблокировали по требованию Роскомнадзора.

При этом ни сам Аджаматов, ни его защитник не отрицают того, что сбыт лекарств был нелегальным. Алихан продавал их без лицензии, что по российскому законодательству является преступлением – ст. 238.1. УК.

Адвокат объясняет это тем, что в 2014-2015-х такая коммерческая деятельность была достаточно распространена среди медиков, а лекарства от гепатита, которые они продавали, были разрешены ВОЗ. Дилеры реализовывали их по высокой цене, но в аптеках эти лекарства стоили еще дороже. По словам адвоката, правоохранители в то время закрывали на это глаза. 

Сейчас защита планирует добиться оправдания Аджаматова в финансировании терроризма или хотя бы переквалификации дела на сбыт незарегистрированных лекарств.

«Кажется, они уже сами понимают, что ошиблись, но отказываться от обвинений не хотят. Слишком многое на кону. Но сами посудите: у человека трое детей, он работает врачом и переводит довольно странную сумму в 85100 рублей на финансирование терроризма? Сомнительно. Мы изучили практику по аналогичным делам, обычно речь идет о незначительных переводах, максимум в несколько тысяч рублей. Получается, можно перевести кому угодно деньги, а потом оказаться за это под следствием. Так быть не должно. Нельзя судить человека за то, чего он не совершал. Мы будем добиваться полного оправдания по статье о финансировании терроризма», — заключил защитник.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Apple разрешили тестировать в России частоты для аналога Bluetooth

Apple разрешили тестировать в России частоты для аналога Bluetooth

Начальника дагестанского ОВД задержали по делу о терактах в московском метро в 2010 году

Начальника дагестанского ОВД задержали по делу о терактах в московском метро в 2010 году