in

«Негласная слежка за гражданами»: геолокация и биллинги телефонов могут перестать быть тайной

«Негласная слежка за гражданами»: геолокация и биллинги телефонов могут перестать быть тайной
Фото: Pixino

Минцифры предложило вывести данные о местоположении и биллинги абонентов сотовых сетей из-под действия тайны связи. Если предложенные ведомством поправки примут, правоохранительные органы смогут получать эти сведения без решения суда. О том, для чего это нужно и чем это оправдывается — в материале «МБХ медиа». 

Тайн станет меньше

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций разработало поправки в закон «О связи», в соответствии с которыми некоторые сведения об абонентах перестанут считаться тайной связи. Речь идет об информации о местоположении мобильного устройства, а также о данных биллинга.

Замглавы Минцифры Олег Иванов пояснил РБК, что такие меры необходимы для более оперативного поиска пропавших людей. По его словам, сейчас координаты абонентских устройств являются тайной, и правоохранительные органы не всегда могут быстро получить доступ к этим данным. Согласно действующему законодательству, силовики сначала должны уведомить суд о проведении розыскных мероприятий, а затем получить судебное решение. Этот процесс может занять несколько дней. При этом Иванов подчеркнул, что в ряде экстренных случаев счет может идти на часы.

Олег Иванов
Олег Иванов. Фото: Минцифра

Эксперты к этой инициативе отнеслись скорее скептически. Глава общественной организации «Роскомсвобода» Артем Козлюк рассказал «МБХ медиа» , что правоохранительные органы и сейчас могут получить доступ к тайне, но в неформальном порядке. Поправки, по его мнению, нужны просто для того, чтобы узаконить процедуру быстрого получения данных. «Может быть, от операторов связи начали поступать какие-то дополнительные запросы к правоохранительном органам о том, на каком основании они это делают», — предположил Козлюк. Видимо, в связи с этим силовики и решили обратиться в Минцифры с предложениями по поправкам, считает эксперт. «Конечно, сотрудники правоохранительных органов и спецслужбы чаще применяют “телефонное право”, чем стандартные судебные процедуры, но тем не менее, формализовать это в законе — почему бы и нет. Понятно, что подавляющее  большинство судов удовлетворяет запросы ФСБ по слежке за кем-то. Но, тем не менее, это [каждый раз ходить в суд за санкцией] все-таки лишняя морока и головная боль для органов, и они хотят еще больше упростить формальные процедуры», — продолжил руководитель «Роскомсвободы». 

По его словам, речь идет о нарушении тайны связи, которая закреплена в статье 23 Конституции РФ — там написано, что ограничение этого права возможно только на основании судебного решения. Сейчас закон включает в понятие тайны связи «адресные данные пользователей услуг почтовой связи, почтовые отправления, почтовые переводы денежных средств, телеграфные и иные сообщения, а также сами эти почтовые отправления, переводимые денежные средства, телеграфные и иные сообщения». Между тем, в Минцифры подчеркивают, что в случае принятия поправок содержание телефонных разговоров и сообщений по-прежнему будет считаться тайной связи, а их передача третьим лицам без решения суда останется под запретом.

Пропавшие как повод

Одним из коллективных сторонников нововведения может стать самый известный в России поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт», представители которого и ранее выступали в поддержку закона, который бы позволил искать граждан по геолокации без дополнительных формальных ограничений. «Мы работаем с технологиями каменного века в веке двадцать первом…  [сейчас] по закону нельзя определить, где [находится сейчас или находился ранее] мобильный телефон пропавшего», — жаловался в Facebook председатель «Лизы Алерт» Григорий Сергеев. В качестве примера необходимости быстрого раскрытия такой информации он приводил историю 83-летнего пожилого москвича, потерявшегося в лесу. У него был с собой телефон, но воспользоваться поиском по геолокации до того момента, как у аппарата села батарея, поисковикам не удалось. 

Быть может, именно этот случай товарищи Сергеева по отряду обсуждали на форуме «Лизы Алерт» — из их рассказов следует, что пожилой мужчина был найден погибшим. 

Работа Liza Alert
Работа Liza Alert. Фото: Валерия Савинова для RTVI

Подобные истории приводят поисковики и в комментариях к записи Сергеева в фейсбуке. «Никогда не забуду: лесной сезон пару лет назад, дедушка идет в лес и в час ночи сам (!) из леса звонит жене — мол, я заблудился, всё, уже не выйду. Он был опытным туристом, понял, что попал… В два часа ночи жена позвонила на 112. К нам заявка попала только через 8 часов (!), в 10 утра. Телефон деда уже был недоступен. Весь день ужасная погода, дождь, нашли только к вечеру — естественно, «методами каменного века», без определения местонахождения телефона. Нашли погибшим уже», — вспоминает одна из комментаторов.

Прикрытие слежки

Одна, по мнению Козлюка, декларируемая забота властей о пропавших людях — лишь ширма для того, что поправки поддержало широкое общественное мнение. При этом он не исключает, что быстрый доступ к геолокации позволит силовикам раскрывать реальные преступления. «Просто все это будет происходить, в том числе, в бесконтрольном режиме и наряду с этим [эффективным расследованием криминальных правонарушений] будет негласная слежка за общественными и политическими активистами, да и просто за любыми гражданами, на которых появится запрос», — отметил глава «Роскомсвободы».

Артем Козлюк
Артем Козлюк. Фото: Артем Козлюк / Facebook

Обеспокоены ситуацией и некоторые представители юридического сообщества. Председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе в разговоре с BFM отметил, что поправки еще больше упростят работу силовиков. «Возникает такая очень неприятная вещь: мы знаем, что сотрудники правоохранительных органов очень часто бывают вовлечены в разные политические, околополитические, силовые игры, в давление на бизнес, в прямое вымогательство и угрозы гражданам. Кто защитит граждан в этом случае и какая ответственность будет у сотрудников как правоохранительных органов, так и организации? Это, конечно, прописано в законах, и за это есть наказание. Но правоприменительная практика, то есть реальные наказания за такие действия, пока очень скудная, и говорить о том, что она больше защищает интересы граждан, чем помогает сотрудникам правоохранительных органов, сложно». — подчеркнул юрист.

Расцвет «рынка пробива»

По словам главы «Роскомсвободы», после принятия поправок наверняка станет больше утечек информации об абонентах на черный рынок. «Информация о передвижении и биллинги — это, конечно, очень интересные сведения для того же криминала. И, конечно же, мы все чаще будем видеть данные, которые будут продаваться и покупаться на черном рынке», — подчеркнул Козлюк. 

Но и без этого данные абонентов, включая биллинг и геолокацию, сейчас свободно продаются и покупаются в даркнете. Даже те, кто не подозревал о существовании «рынка пробива» раньше, узнали о нем в декабре прошлого года после выхода расследования Bellingcat, The Insider и CNN об отравлении Алексея Навального. Журналисты во многом опирались как раз на данные, полученные на черном рынке, позволившие проследить за передвижением и определить собеседников предполагаемых отравителей из ФСБ. Расценки на такие услуги сильно отличаются в зависимости от оператора, но в среднем биллинг на полгода на один телефонный номер обойдется в 70-80 тысяч рублей, сообщало издание Daily Storm. Выведение геоданных и биллингов из-под действия тайны связи, вероятно, может снизить стоимость «пробива».

Конфиденциальную информацию злоумышленникам предоставляют сотрудники государственных органов, а также сотовых операторов и банков. Ежегодно в России выносят по несколько десятков приговоров «пробивщикам». Чаще всего их наказывают по статьям о нарушении неприкосновенности частной жизни, а также тайны переписки, телефонных переговоров или иных сообщений. О серьезном наказании говорить не приходится: обвиняемых в основном приговаривают к небольшим условным срокам или общественным работам. 

При этом данные о геолокации сами по себе уже давно перестали быть большим секретом — пользователи значительной части приложений, включая мессенджеры и поисковики, добровольно передают сведения о своем местоположении. Данные о геолокации пригодились во время пандемии коронавируса: власти многих стран использовали эту информацию для того, чтобы отследить контакты зараженных с другими людьми. В России печальную известность получило приложение «Социальный мониторинг», заработавшее в апреле прошлого года. Заболевших COVID-19 заставляли установить на телефон приложение и согласиться на передачу данных о геолокации — в противном случае им приходил штраф за нарушение правил карантина. При этом, по отзывам пользователей, определение местоположения работало плохо — иногда геолокация давала ложный сигнал, что больной вышел из дома, и ни в чем не повинные пациенты вынуждены были платить достаточно чувствительный штраф. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Флаг Евросоюза

ЕС может ввести санкции против России из-за нарушения прав человека

Леонид Волков: будущее протеста, суды над Навальным и критика Явлинского. Интервью