in

«Не сдаваться и не расклеиваться»: Юлия Навальная дала интервью Harper’s Bazaar Россия

Навальная интервью
Юлия Навальная. Фото: Евгений Фельдман / кампания Навального

В большом интервью, опубликованном в мартовском номере журнала, жена политика Алексея Навального рассказывает о семейных ценностях, отношении к деятельности мужа и об отравлении Алексея. Фрагмент интервью опубликован на сайте, съемка для журнала прошла в декабре в Германии, а сама беседа состоялась в Zoom 11 января — за неделю до того, как Навальные вернулись в Россию. 

В интервью Юлия Навальная рассказывает, как она выдерживает давление на своего мужа и почему ее не парализует страх.

«Наверное, меня жизнь научила. Потому что по-другому просто нельзя быть женой моего мужа. И потом, все же происходило поступательно — его приход в политику, расследования, суды. Я проходила этот путь вместе с ним, и не было внезапного прыжка в пустоту — скорее постепенное понимание», — объяснила она. 

Юлия рассказывает, что помогало ей держаться 18 дней — столько Алексей Навальный провел в коме после отравления.

«Не сдаваться, это вообще главный урок 2020 года. Не сдаваться и не расклеиваться, не жалеть себя. Просто делать то, что должна, и идти вперед, не обращая внимания на мелочи, советы и чужие мнения. Я никак себя не уговаривала, не размышляла о том, что и как будет, просто сидела с ним, разговаривала и позволяла делать врачам свое дело».

Ночевать в больнице ей не приходилось, но каждый раз уходя оттуда, она возвращалась обратно спустя несколько часов.

«Меня всегда пропускали, даже поздно вечером, но я старалась не злоупотреблять». 

Пока Алексей Навальный был в коме, жена включала ему «их песни», например, «Perfect Day» группы Duran Duran и «Ты выглядишь так несовременно рядом со мной» группы «Кино». 

Навальная утверждает, что практически не сталкивается с агрессией по отношению к их семье в реальной жизни, а вот интернете такое редко, но случается.

«Ко мне часто подходят незнакомые люди и говорят добрые слова, ободряют. После отравления вообще поддержки стало гораздо больше. И я за нее очень благодарна, она дает мне силу. Я понимаю, что я не одна, вокруг люди, которые думают и чувствуют так же, как и я, беспокоятся о моем благополучии. Это очень классно. А вот в интернете, конечно, много всего негативного происходит. Но я отдаю себе отчет, что идет работа по запугиванию всех нас, и тут ничего не поделаешь».

По словам супруги политика, она никогда не отвечает на агрессию и вообще считает критиков «забавными».

«Такое впечатление, что посмотрели ток-шоу по телевизору, выпили, расслабились и выдали какую-то чушь. Там часто бессмысленный набор слов, реже предложений. Я не обращаю на это внимания».

Навальная не пытается эксплуатировать образ жертвы и в большей степени старается демонстрировать позицию силы. Ей нравится то, чем занимается ее муж и она считает это правильным. 

«Бывает немножко страшно, после августа – чаще. Но он не отступает, и я не буду. Его хотят остановить не очень хорошие люди, а значит, нельзя им это позволить. Неправильно это. И я восхищаюсь им не потому, что он мой муж, а потому, что я его сторонник и человек, который лучше всех знает, чего стоили ему все эти годы».

Свою задачу Юлия видит в том, чтобы «несмотря ни на что, в семье ничего не изменилось». 

«Дети были детьми, а дом — домом. Да и не хочу я ничего продумывать — сейчас скажу то, а потом это. Хочу быть собой», — отметила она.

Вопросов, касающихся непосредственно деятельности самого Алексея Навального, в интервью нет, но на пару вопросов, связанных с политикой, Юлия все же ответила. Говоря о вероятности того, может ли она в будущем стать общественной фигурой, Навальная пока что исключает такой вариант, добавляя, что намного интереснее быть женой политика. 

При этом с мужем она обсуждала необходимость изменений в законодательстве, касающихся в первую очередь женщин. 

«Выполняя одинаковую с мужчиной работу, женщина почти всегда получит меньше. Этот вопрос должен быть урегулирован на государственном уровне. На нем же нужно решать проблему одиноких матерей: миллионы молодых женщин отчаянно борются за существование, не получая алиментов и не имея возможности пойти на нормальную работу или учебу из-за проблем с детским садом», — отметила она.

Юлия считает, что государство должно выделять средства, чтобы бесплатный детский сад был доступен каждому ребенку без очередей.

В самые катастрофические моменты Юлия составляет для себя план действий, в котором последним пунктом идет пункт «дать себе волю и поплакать», однако в конце дня, как правило, причин для этого уже нет. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Статуя Фемиды в Москве. Фото: Юрий Белят / «МБХ медиа»

В Магадане осудили напавших на редактора «Весьмы». Предполагаемый заказчик избежал наказания

Роман Абрамович

«Коммерсантъ»: Абрамович заинтересовался гостиничным бизнесом в Геленджике