in

«Клиенты все на стрессе». Зачем русские адвокаты в Нью-Йорке предлагали клиентам притвориться геями

Адвокат Юрий Моша
Адвокат Юрий Моша. Фото: Юрий Моша / Facebook

Федеральный суд Манхэттена предъявил обвинение нескольким русскоязычным адвокатам и менеджерам — они, по мнению ФБР, организовали на Брайтон Бич незаконную схему предоставления гражданам РФ и бывших стран СНГ убежища в США. Своих клиентов, считают следователи, они представляли как членов ЛГБТ-сообщества, которые подвергаются репрессиям на родине: их учили лгать под присягой, а также вести блоги в интернете, чтобы подтверждать легенды о нависшей над ними угрозе.

Обвинительный акт

Всего по делу проходит девять человек, среди них Илона Джамгарова и Юрий Моша — руководители двух конкурирующих фирм на Брайтон Бич. По данным американских правоохранительных органов, фигуранты дела работали в иммиграционных компаниях «Фирма Джамгаровой» и «Русская Америка». Они помогали своим согражданам из России и СНГ получать визы, убежище, гражданство и «иные формы правового статуса» в США. Среди прочего, сказано в обвинительном заключении, обе фирмы консультировали некоторых своих клиентов о том, каким образом они наибольшей вероятностью смогут получить убежище в Штатах. При этом, считают в ФБР, адвокаты прекрасно понимали, что законных оснований на получение грин-карты у этих клиентов нет. 

Судя по данным следствия, фирма Джамгаровой попала в разработку еще в 2018 году. В ноябре этого года, Илона Джамгарова встретилась в Бруклине с клиенткой, которая хотела легализоваться в США. Клиентка сотрудничала с ФБР. Адвокат предложила ей создать легенду — объявить себя лесбиянкой, вступить в ЛГБТ-организацию, а также подыскать «партнершу», которая бы письменно подтвердила их романтическую связь. Все остальное брала на себя фирма Джамгаровой. В 2019 году ФБР заслала к адвокату еще одного «клиента». Это был мужчина из Украины, которому, по обкатанной уже схеме, предложили стать русским «геем», гонимым украинскими властями. 

Илона Джамгарова и ее муж
Илона Джамгарова и ее муж. Фото из личного архива

В ФБР полагают, что муж Джамгаровой Артур Аркадьян готовил для клиентов соответствующие «поддельные заявления о предоставлении убежища» и их письменные показания для Службы гражданства и иммиграции (USCIS) США, а блогер Игорь Резник — писал «легенды» для клиентов. В ФБР считают, что они были «наполнены ложью», а события преследований из-за сексуальной ориентации, содержащиеся в них, «были полностью сфабрикованы Резником». «Члены и партнеры каждой фирмы также учили определенных клиентов лгать под присягой во время собеседований», — говорится в обвинительном акте.

Офисы фирмы «Русская Америка» располагаются на Манхеттене и в Бруклине. Как считают в ФБР, юрист фирмы Юрий Моша предлагал клиентам создавать блоги в интернете, где бы те критиковали страны, гражданами которых они являются. Это бы играло на легенду о том, что жить в этих странах клиентам небезопасно. Если клиенты не могли писать убедительные тексты сами, за них, по версии ФБР, это делал журналист Тимур Щербина, «предположительно из Украины». В обвинительном акте приводится случай, когда юрист «Русской Америки» Владимир Данской посоветовал агенту ФБР, притворившемуся клиентом, стать «украинским геем», которого преследуют на родине. «На самом деле Данской полностью понимал, что клиент был гетеросексуальным мужчиной, который не подвергался таким преследованиям», — говорится в акте.

Прокурор США Одри Штраус заявила: «Страх насилия и преследований, на основании расы, религии или сексуальной ориентации, является повседневной реальностью для слишком многих людей во всем мире. Использовать страхи жертв преследований и извлекать из них выгоду цинично, делать это с помощью лжи и ради денег — мошенничество».

Представители обеих фирм обвиняются по статье о сговоре с целью обмана США и совершения иммиграционного мошенничества с предоставлением убежища. Данная статья предусматривает наказание до пяти лет лишения свободы. 

Что говорят в русской общине США?

В свою очередь клиенты и друзья фигурантов дела в обвинения, выдвинутые против иммиграционных адвокатов, не верят.  

«Знаю Илону почти десять лет, я могу уверенно сказать, что более святого (уж простите за пафос) человека в нашей общине я не встречал! Всегда приходит на помощь, помогает финансово, берет бесплатно кейсы, если только видит, что кому-то плохо!», — написал в фейсбуке Лев Трахтенберг, знакомый Илоны Джамгаровой. По его словам, будучи иммигрантом и жителем «русской Америки», он, конечно, слышал о «недобросовестных адвокатах и их беспринципных клиентах», которые придумывают себе истории, чтобы получить гринкарту. Однако, уверен он, Джамгарова не из таких. 

Клиентка фирмы Джамгаровой, жительница Нью-Йорка Полина Кушнирова написала у себя в фейсбуке: «Обвинение шито белыми нитками. Это какой-то театр абсурда».

Давний друг Джамгаровой, тоже эмигрировавший из СНГ и сейчас живущий в Нью-Йорке, на условиях анонимности рассказал «МБХ медиа», что Илону после ареста выпустили под залог. «Сумма залога была смешная, всего 10.000$, [хотя] обычно от 150.000$ и выше. В офис к Илоне никто [из ФБР] не приходил, документы не забрали, компы стоят. [Хотя] обычно все забирают. Странно», — отмечает собеседник «МБХ медиа». По его мнению, бизнес Джамгаровой мог стать лишь одной из «линий», которые хотело отработать ФБР, и ее фирма просто могла «попасть под раздачу». «Тут тоже так бывает», — добавляет он.

По его словам, сейчас Джамгарова спокойна и больше переживает не за себя. «Клиенты все на стрессе. Были какие-то засланные. Но сама Илона говорит, что все кейсы записываются со слов просителей убежища и они ничего не выдумывают», — добавил знакомый Джамгаровой. В разговоре с «МБХ медиа» он также сказал: «Илона тут как мать Тереза, многим эмигрантам помогла. Многие в шоке. Ждем решение суда и надеемся, что это недоразумение». 

Илона Джамгарова
Илона Джамгарова. Фото: Илона Джамгарова / Facebook

О фирме «Русская Америка» собеседник «МБХ медиа» не смог рассказать подробно, ограничившись лишь ремаркой о том, что «репутация у ребят тут сильно подорвана». Основателем фирмы является Юрий Моша — бывший бизнесмен из Краснодарского края, экс-гендиректор «Инвестиционного фонда Кубани», успевший до отъезда в США даже поработать чиновником на местном уровне. В 2011 году он бежал из России, спасаясь от ареста. А потом откровенно рассказывал The New Times, как давал взятки за закрытие уголовного дела.  В 2012 году Моша в беседе с Forbes признавался: «Я был элементом этой коррупционной системы». 

В США он занимался разными проектами — например, консультациями по выбору доктора для родов. Успел даже посудиться с «Яндексом» — Мошу оскорбляло то, что статьи, которые он считал «враньем», при упоминании его имени показывались в первых строках поисковой выдачи. «Это портило мою деловую репутацию, да и чисто по-человечески было крайне неприятно», — говорил предприниматель. Кроме того, как следует из документов ФБР,  занимался помощью землякам в легализации в США. Кстати, в том же 2012 году The New Times опубликовал переписку Моши с «агентом» издания — 19-летней девушкой, которая хотела получить грин-карту. Бизнесмен писал ей, что за 500 долларов его фирма готова сделать ей визу. А на своей странице в фейсбуке Моша рассказывал, что среди услуг, предоставляемых его компанией, есть и получение грин-карты через политубежище и брак. 

В отличие от ареста Джамгаровой, преследование Юрия Моши практически не вызвало отклика у русскоязычной общины в Нью-Йорке.

Ждать ли иммигрантам «охоты на ведьм»? 

Уголовное дело против фирм, занимающихся помощью в легализации в США, может привести к поголовным проверкам среди их клиентов. Как рассказал «МБХ медиа» российский эмигрант, журналист и волонтер организации «РУСА ЛГБТ» Эзра Глюкман, в адвокатской среде Нью-Йорка сейчас обсуждаются вероятные трудности, которые могут возникнуть у клиентов фирм Джамгаровой и Моши при попытке перехода из одного статуса в другой. 

Юрий Моша
Юрий Моша. Фото: Юрий Моша / Facebook

«Например, дали человеку убежище, прошел год, он идет подаваться на гринкарту — ему могут задать дополнительные вопросы. Или сидел человек на гринкарте, захотел голосовать и подал на гражданство — тоже могут спросить — а что за адвокат у вас такой был? Но в целом, насколько я понял, иммиграционная служба просто так, лишь заподозрив неладное, не может ничего отобрать [лишить уже полученного статуса] без доказательств», — объясняет Глюкман.

Поэтому иммигрантам с реальными историями Глюкман советует не переживать, а готовиться отвечать на самые разные вопросы, и лучше — в присутствии адвокатов. 

«Власти США имеют представление о реальной ситуации с правами ЛГБТК–людей на постсоветском пространстве. Мне кажется маловероятно, что это [преследование двух фирм] приведет к «охоте на ведьм». Во-первых, на это банально нужно много ресурсов, чтобы вылавливать русскоязычных и подвергать их допросам. Во-вторых, они не могут делать все, что хотят. Иммиграционные офицеры следуют инструкциям, протоколам и, конечно, закону», — отмечает Глюкман. 

Когда иммигрант просит убежища, добавил собеседник «МБХ медиа», бремя доказывания опасности возвращения в страну лежит на нем самом. Если офицер иммиграционной службы отказывает, соискателя отправляют в иммиграционный суд, где ему предоставляется вторая попытка доказать обоснованность своих претензий на статус. 

При этом, когда иммигрант уже обладает тем или иным статусом, то доказывать незаконность его получения — в случае, если у иммиграционных властей появились сомнения — должны представители государства. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Статуя Фемиды

В Башкирии ФСБ вызвала на допрос по делу о призывах к сепаратизму экс-участника «Башкорта»

Флаг США

The Wall Street Journal: США обновят спутники для борьбы с Россией в Арктике