in

Вера, дружба, любовь. Авторская рассылка «МБХ медиа»

Вера, дружба, любовь. Авторская рассылка «МБХ медиа»
Фото: WikiCommons

Привет! Меня зовут Света Чеканова, я корреспондентка «МБХ медиа». И я верю, что разное вероисповедание не должно быть препятствием для дружбы и любви. Недавно вышел мой текст про межконфессиональные браки. Он получился очень добрым: три пары рассказали мне, как любят друг друга, несмотря на то, что исповедуют разные религии. 

Мои родители не верили в Бога, поэтому в детстве я считала себя атеисткой. В начальной школе со мной учились ребята разных национальностей: русские, чеченцы, таджики, осетины, армяне. Некоторые дети были из довольно религиозных семей, в моем классе учились и мусульмане, и православные. Мы все дружили, и нас это не волновало — наоборот, было интересно узнать про чужие традиции. 

Наша учительница по ИЗО была очень верующей. Она много рассказывала про православие, объясняла, что это единственная правильная религия. На одном из уроков дала задание нарисовать веру. Скорее всего, она ждала рисунков на православную тему.  Мне показалось это несправедливым, и я решила поддержать своих одноклассников-мусульман, хотя сама в Бога не верила, а ислам не исповедовал даже никто из моих татарских родственников. Тем летом мы с бабушкой и дедушкой ездили в Казань, мне очень понравилась мечеть Кул-Шариф. Я нашла ее фотографию и перерисовала. Почему-то мне поставили четверку. 

Мне сложно представить, что разное вероисповедание может мешать дружбе и общению. Но из-за религиозных разногласий избивают, калечат и убивают людей. Мне сложно представить, что два человека, которые по-разному верят в Бога, не смогут жить вместе, если полюбят друг друга. 

Но такие браки часто бывают несчастливыми. «В основном, все всегда плохо. Я бы сказала, что редко можно встретить хорошую историю», — говорит мне наш редактор Катя Нерозникова. 

Иногда женщинам все-таки приходится принять ислам, даже если они изначально этого не хотели. «Одна женщина, которая жила в средней полосе России, познакомилась с чеченцем. Они сделали никях в Соборной мечети в Москве, муж вообще не настаивал на исламе. В мечети ей предложили ислам принять, но она отказалась. Он повез ее к маме в село. Когда она родила ребенка, мать сказала ему, чтобы он забирал отсюда свою русскую жену», — рассказывает Катя. Девушка уехала, но потом приняла ислам и вернулась обратно. Сейчас она живет в чеченском селе у родителей мужа, молится пять раз в день и учит арабский. 

В исламе ребенок обязательно должен принять веру отца, поэтому проблемы часто начинаются после рождения детей. Катя рассказывает, что к ее знакомым правозащитникам обратилась девушка, у которой был роман с чеченцем. После того, как она забеременела, он сказал ей: «Ребенок с тобой расти не будет, родишь и заберем в село к бабкам». Сейчас она скрывается от его родственников, которые пытаются выследить ее. 

Хочется надеяться, что таких историй будет меньше, что любовь и дружба будут сильнее религиозных разногласий. Все же, как говорит одна из героинь моего текста, «Бог один, просто религии разные». 

Это текст авторской рассылки «МБХ медиа». Каждую субботу сотрудник редакции пишет вам письмо, в котором рассказывает о том, что его взволновало, удивило, расстроило, обрадовало или показалось важным. Подписаться на нее вы можете по ссылке

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СК отказался заводить дело после нападения на Собчак в монастыре. Прокурор это решение отменил

В России за сутки выявили более 28 тысяч случаев заражения коронавирусом

В России за сутки выявили 28 080 случаев заражения коронавирусом