in

В стойке. Владимир Пастухов об объективных последствиях двух недель «русской интифады»

Москва. Участники акции встают в сцепку около СИЗО «Матросская тишина». Фото: Юрий Белят / «МБХ медиа»
Москва. Участники акции встают в сцепку около СИЗО «Матросская тишина». Фото: Юрий Белят / «МБХ медиа»

Для тех, кто не любит лонгриды и предпочитает формат твиттера, краткое содержание этого поста в одном предложении: возвращение Навального в Россию укорачивает срок жизни режима Путина и удлиняет путь России к демократии и правовому государству. Такова диалектика русской революции. 

Владимир Пастухов, научный сотрудник University College of London

Теперь очень коротко, буквально в тезисной форме и не в унисон с общим трендом, о том, к каким объективным последствиям приведет и уже отчасти привела «русская интифада».

1 Общество из состояния скрытого (латентного) гражданского противостояния разом переведено в состояние открытого гражданского противостояния, масштаб которого будет теперь только пошагово возрастать до тех пор, пока не завершится победой одной из сторон. При этом «сторон» в этой войне будет значительно больше, чем мы наблюдаем сегодня, и победит не обязательно тот, кто вступил в войну первым. 

2 Режим Путина находится в положении боксерской «стойки», в котором он практически лишен возможности маневрировать и вынужден сжигать свой политический ресурс в немыслимом ранее объеме и с немыслимой ранее скоростью. В «стойке» можно держаться достаточно долго (Лукашенко может поделиться опытом), но никто не простоял в ней вечно. Проблема в том, что после «стойки» с ринга не уходят своими ногами. Стойких выносят на носилках. 

3 Слабое и малоразвитое российское гражданское общество после перехода оппозиции в режим «интифады» тоже оказалось в положении «стойки» со всеми вытекающими последствиями. Из этого положения живым ему не выйти: либо его раздавит своей тушей режим, либо нокаутирует революция. Апология насилия — неизбежный тренд в протестном движении. 

4 Провокация революции в условиях отсутствия в стране реальной революционной ситуации имеет мало шансов закончиться блицкригом. Войдя в «интифадный миттельшпиль», путинский режим разыграет в нем «черными» худший вариант сицилианской защиты (это метафора — я в курсе насчет того, что это дебют). Это приведет к быстрому и резкому сползанию режима к самым брутальным и самым грязным формам реакции, где тоталитарные методы советского прошлого будут сочетаться с приемами, заимствованными из арсенала мафии. 

5 Таким образом, объективным следствием преждевременного восстания на ближайшее время станет резкий фазовый переход системы из режима манипуляции в режим тотального подавления любой общественной самодеятельности. России предстоит пройти сквозь сложный период, когда легальное поле для реализации любой альтернативной повестки резко сузится. Возможностей действовать из «серой зоны» практически не останется. Гражданское общество будет загнано в подполье, и там будет гнить и радикализироваться. 

Конечно, всегда есть шанс, что режим поскользнется на арбузной корке и падет в одночасье, но этот шанс не больше, чем шанс любого человека попасть под автобус, и рассчитывать на это — авантюризм чистой воды. Но силы режима эта война подорвет, он будет политически измотан, а его силовой блок деморализован. Рано или поздно у всех этих событий, как у «дворца Путина — Ротенберга», объявится бенефициар, но до этого много воды утечет в аквадискотеке. 

В истории Крымской войны (первой) был эпизод, вошедший в учебники под названием «Атака легкой кавалерии» (The Charge of the Light Brigade) — героическая и катастрофическая атака английского драгунского полка под командованием графа Кардигана на позиции русской артиллерии, в результате которой из отряда чуть более 600 человек почти 300 было потеряно убитыми, ранеными и пленными. Наблюдавший с холма за этим завораживающим зрелищем французский генерал Боске произнес знаменитую фразу: «Это великолепно, но это безумие, так не воюют…»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Алексей Навальный

ЕСПЧ коммуницировал жалобу Навального на отказ возбуждать в России дело о его отравлении

Полиция

В Барнауле силовики использовали для задержаний автомобиль с надписью «медслужба»