in

Три открытки на границе расчеловечивания, Россия

Девушка с цветами
Девушка с цветами. Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

День был праздничный, и я читал поздравления, которые, впрочем, не мне предназначались. Поздравляли не меня, а женщин, однако поздравляли серьезные, влиятельные люди, их слова тиражировали информационные агентства, пометки «мужчинам читать запрещено» я не видел, вот и читал. И, мягко говоря, удивлялся. И даже рискну удивлением поделиться, и робко надеюсь, что самые суровые воительницы за гендерное равенство слова мои менсплейнингом не сочтут.

Тем более, что это все касается не только женщин.

Иван Давыдов

Итак, открытка первая. Автор — губернатор огроменной области с миллионами населения. Пишет: «8 Марта — добрый и весенний праздник. Он связан с прекрасным: женщиной и любовью. И у нас — это не день борьбы за равенство, а день особой чуткости и внимания. Уникальной роли женщины в жизни мужчины. Сегодня мы стараемся быть особенно заботливыми и отзывчивыми».

Сегодня стараемся, завтра — как пойдет. Но это, конечно, мелочи. Не в этом соль.

Открытка вторая. Тут автор — глава самого большого в стране и в Европе города. Некоторые намекают, что он наш будущий президент. Не знаю, надеюсь, как-нибудь все-таки обойдется, но намекают. Пишет: «Вы дарите жизнь и наполняете ее смыслом, вдохновляете нас на большие дела и благородные поступки, приносите в мир гармонию и доброту».

И, наконец, открытка третья. Автор — президент действующий и намеренный, похоже, действовать еще долго. К несказанной радости людей из телевизора и к некоторой печали людей нормальных. Человек, в общем, заметный, так что цитата будет подлиннее. Простите. Пишет: «Давние традиции празднования 8 Марта создают у всех особое настроение, символизируют наступление весны, утверждают роль женщин в нашей жизни, в сбережении тех истинных ценностей, которые во все времена были и, уверен, останутся вдохновляющим нравственным ориентиром. Вы приносите в этот мир гармонию, нежность, красоту и самое сильное, чистое, бескорыстное чувство — безусловную материнскую любовь. Без остатка отдаете себя детям, их развитию, воспитанию, волнуетесь и переживаете за них, гордитесь и радуетесь их успехам, делаете все, чтобы они выросли успешными, достойными людьми».

Высказывания, конечно, неравновесные. Первый (кстати, самый молодой из них, почему-то мне кажется важным это отметить) — заваливается сразу в какое-то совсем дремучее болото. «Не день борьбы за равенство». «Уникальная роль женщины в жизни мужчины». Как будто бы вокруг — уютное средневековье с холерой и крепостным правом. 

Второй (кстати, самый аккуратный, у него там дальше даже какие-то человеческие слова находятся) все равно начинает с обязательного — «вдохновляете нас».

Третий известен своей любовью к детям, много тут всего у нас позапрещали во имя счастья детей, помним, — об этом в основном и говорит. Ну и про вечные ценности, конечно. И про мораль. «Пло молань», как сказала бы незабвенная Тэффи.

Все трое при власти. При большой власти. Один — так и вовсе воплощенная власть, Власть с большой буквы, хозяин земли русской. В их руках — человеческие судьбы, от их решений зависят чужие жизни. Наши с вами тоже.

И все трое на самом деле не хотят ведь обидеть, унизить, задеть женщин, к которым обращаются. И праздник «весны, красоты и любви» им наверняка нравится, да и женщин они, конечно же, любят. И сказать пытаются что-то приятное (ну, сделаем обязательную оговорку: понятно, что тексты сочиняют спичрайтеры, но начальники ведь их утверждают, то есть соглашаются с написанным).

Говорят приятное, не понимая, о чем говорят. А говорят о своей неспособности увидеть в женщине человека. С первым, который из области, все совсем наглядно. С двумя другими, может быть, посложнее, но вчитайтесь — и там необходимость «вдохновлять», заранее навязанные роли, так или иначе сводимые к чистой физиологии.

Мир не театр, — прости, великий англичанин, — а мужчины и женщины в нем не актеры. Никаких обязательных ролей нет, есть возможности и есть право выбирать. Мысль простая, но человечество шло к ней долго, дороги выбирало кривые, и было по пути пролито много крови. И вот теперь — который год уже — мы наблюдаем, как родина пытается развернуться через две сплошные, чтобы двинуть назад.

И это — вопрос политический, то есть вопрос о власти. Схема с жесткими ролями, с врожденными обязанностями и с вечными ценностями — это такой особый космос, в центре которого государство — как солнце. Как главная ценность, ради которой существуют люди, чьи желания, цели и намерения глубоко второстепенны. Людьми легко можно жертвовать, потому что государство важнее, чем человек. Человек должен служить государству, человек — средство.

И говоря, например, что рожать детей — здорово (правда ведь здорово), но совсем не обязательно, если женщина хочет самореализоваться как-то по-другому, вы оказываетесь экстремистом, практически. Политическим преступником.

Ну, а за грозным словом «государство» прячутся — или даже не особенно прячутся — государственные люди. Писавшие цитированные выше открытки и прочие. Это ради них и женщины, и мужчины, кстати, тоже, обязаны исполнять свои роли, это им мы должны служить. Государство — это они.

И да, если государственные люди много рассуждают про традиционные ценности — значит, будут расти показатели домашнего насилия. А если требуют рожать (ну, или нежно намекают, что надо бы) — ждите войны. 

Ну, и напоследок главная для меня мысль (гендер давит, приходится поддаваться): если уж они в женщинах увидеть способны только что-то вроде станка для производства налогоплательщиков, то в мужчине уж точно ничего, кроме оловянного солдатика, не разглядят.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вакцина «Спутник V»

Создатели «Спутника V» призвали главу ЕМА извиниться за сравнение с «русской рулеткой»

Акции памяти Бориса Немцова в Москве

Представители «Гормоста» потребовали убрать часть фотографий с мемориала Немцова