in

Постправдоподобие. Лев Рубинштейн о минских «заговорщиках» и чешских дипломатах

Александр Петров и Руслан Боширов.
Александр Петров и Руслан Боширов. Фото: кадр из видео RT

Новости в последние дни, например, такие. В этих текстах драгоценно каждое слово, поэтому сокращать — значит портить.

Вот, читайте: «В российской спецслужбе накануне сообщили о задержании в Москве двух “идеологов белорусской радикальной оппозиции”: политолога Александра Федуты и адвоката Юрия Зенковича, у которого также есть гражданство США. ФСБ утверждает, что они планировали 9 мая совершить в Белоруссии военный переворот. Он должен был пройти “по отработанному сценарию цветных революций” с привлечением “местных и украинских националистов”. Для подготовки бунта Федута и Зенкович организовали конспиративную встречу с “оппозиционно настроенными” белорусскими генералами в одном из московских ресторанов, а до этого Зенкович якобы провел “консультации” в США и Польше».

Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн

Нормальный взрослый человек, прочитав вот это, немедленно вспомнит, что такое примерно кино с таким же примерно сценарием он последний раз видел в каком-нибудь 1978 году по телевизору сразу после программы «Время». И испытает то острое чувство, где неизбежный в такой ситуации смех прорвется сквозь ужас и тревогу за живых людей. А ему напоследок, чтобы он не вздумал терять чувство абсурда и не засомневался на предмет «а чего, а вдруг правда, не могут же они врать столь откровенно», вручат еще и такое — чтобы, как говорится, расставить все точки над i:

«Подозреваемые в заговоре против Лукашенко намеревались присвоить его имущество». 

Вот в этом месте любой, даже самый недоверчивый, сдастся окончательно. Сомненья, как говорится, прочь!

Были и другие новости, которые в этом густом мрачном карнавале уже не кажутся фантастическими.

Например, снова всплыла на покрытую ряской информационную поверхность парочка любимцев публики, любителей готических шпилей, имеющих пагубную привычку оставлять небезопасные следы своего чисто туристического присутствия в самых разнообразных местах. 

В этот раз их следы, судя по всему, обнаружились в Чехии. Во всяком случае «Полиция Чехии объявила в розыск россиян Александра Петрова и Руслана Боширова», как было сказано в одном из новостных сообщений. 

А потом стало известно, что из Чехии были высланы 18 российских дипломатов. А потом из России — 20 чешских. Почему на 18 — 20? Не спрашивайте. Возможно, потому что Россия и сама больше, чем Чехия. Или еще почему-нибудь, да и какая разница.

Как, каким образом можно связать между собой такие, казалось бы, разрозненные события, как задержание в Москве злоумышленников, вознамерившихся отжать накопленное тяжким трудом имущество законного и горячо всеми любимого белорусского батьки и нервозный обмен высланными дипломатами двух европейских государств, мы с вами, любезный и простодушный читатель, ни за что бы не догадались. 

Если бы, конечно, не известная всему миру орлиная прозорливость и железобетонная логика коллективного мозга российского МИДа.

«Высылка 18 российских дипломатов из Чехии нужна была для отвлечения внимания от готовящегося Западом переворота в Белоруссии. Об этом заявила Мария Захарова».

Ну, слава богу! А то ведь — проклятая неизвестность. Те, кто упорствует в своем традиционном понимании того, что такое причинно-следственные связи и как ими пользоваться в различных жизненных обстоятельствах, будут, конечно, воротить носы и усмехаться. Ну, а кто они такие, чтобы их допотопные аристотелевы предрассудки принимать во внимание. Мы, друзья, живем уже даже не в эпоху постправды, а — бери выше — в эпоху постправдоподобия, где всякие там причинно-следственные связи — всего лишь досадное недоразумение. 

А если серьезно, то невозможно привыкнуть к тому, что мы живем в мире, где вполне официальные лица государств, репутация которых хотя и стремится к самой нижней отметке, но которые все же хотя бы формально являются членами мирового сообщества, а также их верная информационная прислуга, транслируют вот это все абсолютно всерьез. При этом еще и претендуя на то, что и другие отнесутся к этому хоть с какой-то степенью серьезности.

Я, извините, не верю в то, что этому кто-то верит. А те, кто из различных «общих соображений» делают вид, что верят, и, тем более, те, кто это публично воспроизводят, подвергают себя серьезной опасности, связанной с перспективой в лучшем случае частичного, а в худшем — полного разрушения личности. 

Вот, собирался этим и закончить, но прочитал где-то о том, что задержанные в Москве белорусские «бунтовщики» начали давать признательные показания. А вот это, если знать и понимать, где, когда и с кем рядом мы с вами живем, уже по-настоящему страшно и тревожно. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Валерий Фадеев

«Увижу больного, отощавшего человека». Глава СПЧ не намерен посещать Навального

Владимир Путин

Списание долгов и цинковые гробы. Чего политологи и обычные граждане ожидают от послания президента