in

Маша Запрометова о том, почему трудно понять Чечню

День чеченского языка в Грозном. Фото: Елена Афонина / ТАСС

Привет, я Маша Запрометова, корреспондентка «МБХ медиа». На этой неделе вышел мой текст о том, что происходит в чеченском телевизоре и в чеченском интернете. По всей видимости, мало что из опубликованного чеченцами остается незамеченным для кадыровцев, а если они заметят что-то нехорошее — за это придется извиниться на камеру.

Я слежу за чеченской повесткой, читаю чеченские телеграм-каналы, смотрю этот самый ЧГТРК «Грозный» и нахожу в происходящем там много противоречий.

«Была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности, — не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это — чеченцы», — постоянно постят горцы в соцсетях цитату из Солженицына. Но в своем тексте я рассказываю о том, насколько сильна цензура в Чечне и насколько опасно в республике не проявлять «психологию покорности» по отношению к местной власти.

«Мы придем в ваш дом и постучим, и будем спрашивать за те оскорбления, которые вы говорите в адрес чеченского народа и руководства», — обещает Кадыров, когда у него разгорается территориальный спор с Дагестаном, и говорит примерно то же самое каждый раз, когда у него вообще когда-либо разгорается какой-либо спор. Никто его в этом не останавливает. Но почему-то, когда молодой чеченец, живущий в каком-то другом регионе России, наверняка под впечатлением от таких заявлений Кадырова, ставит на колени русского и говорит: «Я чеченец, я вас буду раз*****ть [оскорблять действием]», — от него открещивается местная чеченская диаспора, а сам он отправляется в места еще более отдаленные от Чечни.

В Чечне женщине нельзя на свадьбе радоваться, а родителям невесты нельзя на свадьбе даже появляться. Рамзан Кадыров заходит в интернет и возмущается роликами с чеченских свадеб, на которых девушки демонстрируют свои чувства или показываются рядом с отцами. Глава Чечни заявляет, что не позволит жить в республике нарушителям местных обычаев. Но перед этим успевает сняться в передаче «Сердце Рамзана Кадырова», в которой рассказывает о том, как любит свою жену и как рад тому, что нашел свою вторую половинку. Тумсо Абдурахманов, критикуя его за это, не без гордости говорит, что он с женой даже не публикует совместные фото.


«Диц дийр дац (не забудем)», — говорят чеченцы в годовщину начала Первой чеченской войны, а на чеченском телевидении каждый день по много раз говорят о «пути Ахмата Кадырова» — пути мирного существования Чечни в составе России.

«Нохчи хила хала ду (трудно быть чеченцем)», — признаются чеченцы в своей народной поговорке.


И я думаю, что быть чеченцем еще труднее, чем пытаться их понять.



Это текст авторской рассылки «МБХ медиа». Каждую субботу сотрудник редакции пишет вам письмо, в котором рассказывает о том, что его взволновало, удивило, расстроило, обрадовало или показалось важным. Подписаться на нее вы можете по ссылке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Массовые увольнения медработников-инвалидов под видом заботы о них

Глава Чувашии призвал «мочить» журналистов и блогеров, которые критикуют власть