in

Диктатура Навального: как власть проиграла оппозиции информационное пространство

Акция солидарности на Арбате
Акция солидарности на Арбате. Фото: Pavel Golovkin / AP / East News

«Знаете, почему акция “любовь сильнее страха” провалилась? Потому что все 300 девушек, выстроенные в цепи и скандирующие очевидность, — это жест не любви, это жест диктатуры».

«300 девушек» — это те, кто встал в цепь солидарности на Арбате. А борьбу с диктатурой ведет (посредством написания колонки, опубликованной на сайте «Эха Москвы», что тоже по-своему смешно) видный московский единоросс Андрей Метельский.

Иван Давыдов
Иван Давыдов

Да, все так: видный московский единоросс спасает россиян от диктатуры сидящего в СИЗО Алексея Навального. Тут, конечно, личная обидка имеется — Метельский был фигурантом расследований Навального. Но переживает он не за себя, а за девушек. «Но вы даже не понимаете, что вы против ветеранов. Как бы лично не относились к ним, за вас скажут, что вы против холуев. Вы даже не понимаете, что вы стали отчетными единицами для документов, которые ложатся на стол за пределами России». Так вот прямо и пишет, это все цитаты. Кстати, Метельский еще старается. Маргарита Симоньян — так просто написала, что мужиков нормальных у протестующих нет. Вот и бесятся.

Но самое удивительное в том, что Метельский прав. Пропагандисты сдались, информационная повестка оккупирована Навальным. О Навальном рядовой потребитель новостей может узнать теперь не меньше, чем раньше — про Украину. «Песков не смог объяснить бесполетную зону над дворцом в Геленджике». «Медведев заявил, что опубликованные им фотографии фонарей не имеют отношения к акции оппозиции». «Беглов отметил отсутствие жалости у Навального». И так далее. Все выучили фамилию, все забыли, что Навальный — «никому не нужный блогер». Один Путин пока держится, но и ему приходится расширять словарный запас, изобретая новые определения: «этот фигурант», например.

Ну, Путину, впрочем, положено держаться. Потому он у них и главный, что повыносливее прочих. И еще, не могу не заметить, что заявление Беглова, с учетом нравов, царящих во властных кругах, и вовсе звучит как комплимент. Как приглашение занять какой-нибудь видный пост в партии «Единая Россия».

Видел с десяток текстов, авторы которых рассказывали публике, что даже и не заметили акцию с фонариками. Мне бы такой талант — писать про то, чего не смог заметить. Озолотился бы. Но тут важнее даже не то, что было после акции, а то, что было до. Слушая, как вице-спикер Петр Толстой в Думе проклинает «интернет-власовцев» и вспоминает нацистских шпионов, которые фонариками указывали путь к блокадному Ленинграду гитлеровским бомбардировщикам, я искренне опасался, что депутат лопнет от праведного гнева, — так его распирало. Даже и его все-таки жалко, тоже человек. И Толстой ведь не в одиночку бился против опасных осветительных приборов — стеной на защиту отечества встали и другие депутаты (один даже требовал запретить вечерние прогулки с фонарями, чтобы уберечь вечерний покой усталых граждан, и это не шутка), и ведущие-ток шоу, и гости ток-шоу. Все, вплоть до придворного, но невезучего политолога Мухина, которого на ток-шоу пускают редко — и по тамошним меркам мысли у него слишком огненные. В этот раз Мухин отметился таким вот комментарием: «Начинается с фонариков, а заканчивается лазерными указками в глаза летчиков и ОМОН. Знаем мы эту публику… А потом “рукопожатные” будут делать вид, что они, …, не при делах. Нет, ребята, это все будет на вашей черненькой совести. И, не дай Бог, кто-то пострадает». Могли бы, как говорилось в одном не особенно приличном анекдоте, и острым в глаз. Но пока обошлось. Пока.

Кстати, история про шпионов с фонариками целиком выдуманная, и если это не клевета на ветеранов, то я уж и не знаю, что тогда клевета. А ведь любовь к ветеранам, охватившая внезапно и приторговывающих собою в сети инстаграм-звезд, и безответных школьных учителей — тоже важная теперь тема. Как раз сегодня — очередное заседание суда по делу о «клевете», а значит, снова замелькает на лентах фамилия, которую еще совсем недавно путинолюбивые патриоты стеснялись произносить. Выстроятся в очередь эксперты, депутаты и блогеры за еду, чтобы заклеймить позором нацистского последыша, демонстрирующего явное неуважение к суду и оскорбляющего память о великом подвиге народа. 

В понедельник включил ненадолго телевизор. Первый канал, «Время покажет». Чем дальше, тем труднее на это все смотреть, но я иногда ставлю над собой такие эксперименты — просто, чтобы быть в курсе, чтобы знать, что волнует тех, кто отечественной пропагандой рулит. В этот раз выдержал минуты две, на большее не хватило дыхания. Два эксперта, мне неведомых, отчаянно спорили. Подозреваю, правда, что не только мне неведомых. Они там, наверное, вообще без имен. Спорили так, как это на государственном телевидении принято — вопили, плевались, перебивали друг друга. Разве что не подрались. Хотя, может быть, потом и подрались — я ведь недолго за ними наблюдал. Да, будем надеяться, что подрались. Будем надеяться на лучшее.

Но важен не характер, а предмет спора. Так вот, спорили они о том, годится ли Юлия Навальная в качестве кандидата в президенты для российской глубинки. Сможет ли пойти за ней рядовой избиратель. Один, бородатенький, кричал, что Юлия — как Мелания Трамп, и что нашему народу это чуждо. Другой, лысоватый, размахивая кулаками, доказывал, что народ наш падок на разные влияния и за красивой женщиной пойдет куда угодно.

Отстаивал, в общем, традиционные ценности.

«Этак они нам Юлию и в президенты выберут, сами того не заметив. Да и хорошо бы», — подумал я и выключил телевизор. Правда, стоило бы спросить саму Юлию, собирается ли она вести за собой избирателей из глубинки. Но на такие мелочи в телевизоре не размениваются.

В общем, прав московский единоросс Метельский. Власть теперь догоняет. Задрав штаны, бежит за оппозицией. И догоняет, кстати, человека, которого, вроде бы, и догнать не сложно, поскольку он сидит в СИЗО. А все равно ничего не получается.

И да, пару слов про акцию с фонариками. Одни радуются, что на нее никто не вышел, другие радуются, что вышли, встретили соседей, узнали, что и в родном дворе есть единомышленники. И оказывается, если мирную акцию не разгонять, если на мирных людей не натравливать карателей, то можно потом рассуждать о ее итогах. О том, удалась она или нет. О том, какие у нее будут последствия, если будут. О чем-то, в общем, еще, помимо полицейского зверства.

Но это, подозреваю, для нашего нынешнего государства слишком сложный урок.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Юлия Цветкова

Прокуратура с четвертой попытки утвердила обвинение по делу Цветковой

Цветы и свечи на метсе убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Фото: Юрий Белят / «МБХ медиа»

ЕСПЧ признал процесс по делу об убийстве Бабуровой и Маркелова несправедливым