in

Оправданный бизнесмен из Перми пожаловался Бастрыкину на пытки в СИЗО Сыктывкара

Никита Демин. Фото: Михаил Лобанов

 

 

Бизнесмен из Перми Никита Демин 25 декабря 2019 года отсудил у государства еще 1,4 миллиона рублей. Это компенсация морального вреда за незаконное уголовное преследование и 14-месячную отсидку в СИЗО Сыктывкара. Прошло почти два года после вынесения оправдательного приговора, но никто из правоохранителей Республики Коми не ответил за репрессии и пытки. Обращение реабилитированного бизнесмена к председателю СКР Александру Бастрыкину, где он сообщил о систематических избиениях, пребывании в тесных камерах с больными туберкулезом и ВИЧ-инфицированными заключенными, других издевательствах и нарушениях, осталось без внимания. Следственный отдел СКР по Сыктывкару 5 ноября 2019 года отказал в возбуждении уголовного дела против силовиков – за отсутствием события преступления.     

 

Офицер по имени Намик

Приговором Сыктывкарского городского суда от 15 января 2018 года Никита Демин признан непричастным к совершению обеих краж, в которых его обвинила полиция. Оправданный освобожден в зале суда из-под стражи, где находился с 20 ноября 2016 года, за ним признано право на реабилитацию. Вскоре после возвращения в семью, 12 февраля 2018 года, Демин отправил заявление председателю СКР Александру Бастрыкину.

«Во время предварительного следствия и судебного разбирательства ко мне применялось как физическое насилие, так и психологическое воздействие с целью того, чтобы я признал вину в тех преступлениях, которые я не совершал, — сообщил Демин. – Находясь в СИЗО, я неоднократно писал  жалобы (в том числе в ваш адрес), но данные жалобы не доходили до адресата, более того, как я узнал из общения с иными подследственными и обвиняемыми, жалобы такого рода вообще не уходят с территории  СИЗО».

Позднее, при доследственной проверке, Демин рассказал в СО СКР по Сыктывкару: «Я сам видел, как очередную мою жалобу разорвал сотрудник СИЗО – офицер по имени Намик (фамилию не знаю)».

 

Два силуэта

«В первые дни моего пребывания в СИЗО №1 Сыктывкара, примерно в 20-х числах ноября 2016 года, меня вызвали на третий этаж административного корпуса СИЗО, где привели в один из кабинетов. Там был подполковник Горкин Владимир – замначальника УМВД Сыктывкара (оперуполномоченный), и в личной беседе он от меня хотел узнать обстоятельства дела. На мой ответ «Вы не следователь, и с вами разговаривать не намерен”, он мне сказал, что он сделает так, что я потеряю тут (в СИЗО) все здоровье и моя семья меня не дождется», — припомнил Демин. Далее привел детали:

«После этого до июня 2017 года он неоднократно приходил в СИЗО, и меня к нему вызывали в тот же кабинет, и он спрашивал, кто был вместо меня при совершении преступлений. И давил на меня тем, что он знает, что это не я был при совершении преступления, но на камере – два силуэта, и я должен сказать – кто был, и также давил на меня разговорами о семье, о маленьком ребенке. В очередной раз я ему сообщил, что ребенок маленький и не помнит меня, а жена подала на развод, и он больше в СИЗО не приходил. Я считаю, что по волеизъявлению Горкина меня переводили из камеры в камеру и помещали в штрафной изолятор и в спецблок».

 

ВИЧ-сокамерник

Никогда ранее не привлекавшийся к уголовной ответственности Демин рассказал – с указанием дат, номеров различных камер и фамилий – о своем пребывании в застенках вместе с больными туберкулезом и ВИЧ. 15 марта 2017 года его перевели «на спецблок» для особо опасных заключенных в двухместную камеру №07 площадью 7 кв. метров. Соседом оказался ВИЧ- инфицированный осужденный по особо тяжкой статье. В камере №36 площадью 36 кв. метров вместе с Деминым сидело еще 11 человек, в камере №21 площадью 25 кв. метров – столько же. С июля до сентября 2017 года он вновь помещен в спецблок, где в камере №03 находился с подсудимым и осужденным по особо тяжким статьям.

«Частые, необоснованные перемещения меня по камерам предприняты администрацией СИЗО №1 с целью оказания психологического давления», — полагает Демин.

Никита Демин в суде. Фото: Михаил Лобанов
Не оставить синяков

«Неоднократно в период с конца ноября 2016 года по июнь 2017 года оперативники Соколов, Трефяк, Горбунов заводили меня в кабинет – на дверях которого написано – «НКО» — и с целью дачи мной признательных показаний наносили мне удары по разным частям тела, в основном по ногам и голове, делая это таким образом, чтобы не оставлять синяков и ссадин, —  заявил Демин. – Они наносили мне удары ногами по ногам. По голове наносили удары или папкой с документами, или документами, сшитыми в том. При этом я испытывал физическую боль. В этот период меня подобным образом подвергали побоям от 5 до 10 раз. От данных побоев у меня не было видимых телесных повреждений, поэтому я не обращался к медицинскому работнику СИЗО. После данных побоев у меня болела голова».

 

110 суток в ШИЗО

«В июне 2017 года избиения прекратились. Однако со стороны сотрудников режимного отдела СИЗО – оперативников Соколова, Трефяка, Горбунова, Логинова и офицеров, данные которых я не знаю, давление продолжалось. Меня периодически содержали в одной камере с туберкулезными больными и ВИЧ-инфицированными. По надуманным основаниям меня провоцировали на вспышку эмоций и записывали это на видео, когда я выражал недовольство. И мне это учитывалось как нарушение режима, и за это помещали в одиночную камеру штрафного изолятора СИЗО №1, — сообщил оправданный. — Из 420 дней содержания под стражей меня содержали в одиночной камере штрафного изолятора 110 дней, то есть 11 раз по 10 суток. Кроме того, меня содержали в спецблоке СИЗО №1 – семь месяцев, примерно 210 дней».

«Режим содержания в штрафном изоляторе исключает переписку с родными, свидания с родными, прием передач. Я считаю, что мои помещения в штрафной изолятор специально были приурочены к приезду моей жены на свидание, чтобы исключить свидание и передачу продуктов питания, предметов личной гигиены, одежды, — пояснил Демин. – Постовые специально наблюдали за мной и выявляли мои нарушения, в частности, такие – вставал в туалет после отбоя».         

 

Прыжок на свободу

В оправдательном приговоре Сыктывкарского городского суда, который 13 апреля 2018 года оставила без изменения апелляционная инстанция Верховного суда Республики Коми, приведены описания того, что случилось с невиновным предпринимателем Деминым.

Занимаясь сетевым маркетингом и собираясь прилететь на пару дней в Сыктывкар, этот бизнесмен из Перми созвонился со школьным приятелем Даниилом Редькиным, с которым не виделся лет восемь или девять. Редькин и его отец Николай на машине встретили Демина в аэропорту Сыктывкара, привезли переночевать на свою съемную квартиру. Следующим днем Даниил и Никита вместе ездили по Сыктывкару, среди прочего подвезли случайного пассажира. Машиной управлял Демин, а Редькин и пассажир повздорили, даже подрались. Пассажир пообещал их посадить и, выйдя из салона, направился к стоявшему поблизости полицейскому автомобилю. Завернув во дворы, Демин и Редькин покинули свою машину и разошлись в стороны.

Никита Демин с семьей. Фото: «Pro город»

«Ко мне подошли сотрудники полиции и сказали, что я подозреваюсь в квартирных кражах. Меня привезли в полицию, где я пытался обосновать, что меня не было в день совершения преступления в Сыктывкаре, у меня есть доказательства, а именно авиабилеты (…) Меня поместили в спецприемник, сопротивления я не оказывал, бежать не собирался, поскольку был уверен, что сейчас все разрешится и я поеду домой. В итоге в спецприемнике я провел двое суток, после чего меня привезли в суд, откуда я убежал через окно, поскольку мне показалось, что ко мне относятся предвзято», — приведены в приговоре от 15 января 2018 года показания подсудимого Демина.          

Бизнесмен рассказал «МБХ медиа», что силовики оформили на него административный протокол за якобы произнесенную нецензурную ругань. Из спецприемника вечером 19 ноября Демина под конвоем доставили в Сыктывкарский городской суд для рассмотрения дела об административном правонарушении:

«Я услышал, как кто-то из сотрудников суда спросил у полицейских: «Кто у вас там за кражу? Его – последним». Я понял, что надо спасаться от произвола. Как раз уборщица мыла полы, кабинеты на втором этаже были открыты. Я забежал в кабинет, запер за собой дверь, открыл в окно – и выпрыгнул на улицу».

 

Доход не менее 150 тысяч

Сыктывкарский городской суд 15 января 2018 года признал ранее судимого Редькина виновным в трех кражах. Пользуясь штырем с острым наконечником, он взломал полимерные конструкции окон и проник в три частных дома. Там похитил 55 тысяч рублей наличными, 14 золотых украшений и электронные часы общей стоимостью 138,5 тысячи рублей, а также 14 долларов США (903 рубля) наличными. Редькин отправлен на 6 лет заключения в колонию строгого режима.

Защита индивидуального предпринимателя Демина представила документы о том, что этот подсудимый занимается розничной торговлей женской одежды, обуви и аксессуаров в различных городах России, а также строительством и деревообработкой. Средний доход бизнесмена – не менее 150 тысяч рублей в месяц. Он неоднократно оказывал спонсорскую помощь муниципальной власти города Кунгура Пермского края, где провел детство и юность. Не усмотрев мотивов у Демина для совершения краж, Сыктывкарский городской суд отметил самое главное — отсутствие каких-либо доказательств его причастности к преступлениям. 

 

Реабилитирован

В рамках реабилитации Демин еще в 2018 году отсудил у государства расходы на защиту в 360 тысяч рублей. Моральный вред он оценил в 50 миллионов рублей, однако Свердловский районный суд Перми счел соразмерной сумму 1,4 миллиона рублей. Ответчики – МВД России, управление МВД по Сыктывкару просили апелляционную инстанцию Пермского краевого суда – уменьшить компенсацию до «соразмерной». Но 25 декабря 2019 года получили отказ.

На это очередное судебное заседание оправданный бизнесмен пришел с постановлением старшего следователя СО по Сыктывкару СКР Эдуарда Гольцмана, вынесенным 5 ноября 2019 года и только что полученным в Перми. Опросив оперативников СИЗО Соколова, Горбунова, Трефяка и следователя полиции Гусеву, самого заявителя Демина, капитан юстиции Гольцман пришел к выводу – сведения о неправомерных действиях со стороны сотрудников ФКУ СИЗО №1 УФСИН России по Сыктывкару не нашли своего подтверждения. В возбуждении уголовного дела по признакам злоупотреблений и превышения должностными полномочий отказано.

«Подтвердившимися считать сведения, указанные в обращении Демина Н.В. в части нарушения требований раздельного размещения (заключенных – прим. ред.)», — говорится в постановлении.

«Я написал Бастрыкину, но заявление переслали из Москвы в Сыктывкар. Объяснения сотрудников местного СИЗО написаны словно под копирку, совпадают слово в слово. Им верят, мне нет!» — рассказал «МБХ медиа» оправданный Демин. – Буду жаловаться дальше, дойду до Верховного суда России».   

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Москве сотрудницу полиции уволили за подписку на Навального в Instagram

«Мемориал» признал политзаключенным осужденного фигуранта «московского дела» Суровцева