in

«Молимся, чтобы „достояние России“ потолком не раздавило». Жители поселка Строитель боятся погибнуть от обрушения аварийных домов

Условия проживания в доме №18а по улице Качевской. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

В трех домах поселка Строитель на окраине Рязани за последний месяц частично обрушились потолки — во всех случаях «виновата» ветхость перекрытий и водопроводных труб, которые регулярно протекают. По документам дома признали аварийными два-три года назад, но по факту двухэтажные бараки разрушаются не первое десятилетие. Подвалы до самого пола заполнены нечистотами, стены трескаются, крысы пугают детей, но власти не спешат переселять их в новое жилье. «МБХ медиа» выяснило, как родители пытаются обезопасить своих детей и почему смеются над поправками в Конституцию. 

«Временные» бараки

«Ноябрь 1953 года. Злой колючий ветер бросает в лицо пыль, смешанную со снежной крупкой. Несколько человек, стоя у костра, оживленно жестикулируя, обсуждают направление будущих улиц нового жилого поселка. Ни кустика, ни деревца. Кругом пустырь. Так выглядела эта далекая окраина Рязани. И трудно было представить, что через полтора года здесь будут выстроены благоустроенные жилые дома с водопроводом, канализацией, центральным отоплением», — так описал корреспондент газеты «Приокская правда» возникновение поселка Строителей в 1955 году. 

Помимо благоустроенных домов в Строителе были возведены временные двухэтажные бараки, которые вскоре обещали расселить и снести. «Вскоре» продлилось до наших дней, во всех аварийных домах живут люди. В большинстве случаев это одинокие старики и многодетные семьи.

10 марта из-за прорыва водопровода обрушился потолок в почтовом отделении, которое расположено в доме №7 по ул. Дружной, неделей ранее потолок обрушился на общей кухне жилого дома №7/1 по той же улице. В середине февраля такая же коммунальная авария случилась в коридоре дома №18а по улице Качевской. Во всех случаях обрушение произошло из-за протечек труб в квартире, либо на чердаке — именно там расположены водопроводные и отопительные коммуникации. Менять гнилые трубы не имеет смысла — несущие стены, потолочные перекрытия и полы прогнили. 

Дом №18а по улице Качевской. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

Примерно с 1990-х годов рязанские власти обещали расселить несколько бараков, но за 20 с лишним лет не расселили ни одного. Исключение составил дом №18а — он стал легендарным примером мошенничества: к «нулевым» годам его признали аварийным и расселили, затем предприниматель с утерянным именем приватизировал ветхое здание, сделал небольшой ремонт и продал комнаты со статусом квартир. Когда «новоселы» опомнились и попытались добиться возбуждения уголовного дела, выяснилось, что документы по дому в мэрии случайно уничтожены. Так ли это — неизвестно, однако властям потребовалось еще 18 лет на то, чтобы повторно признать дом аварийным. Но и это не помогло жильцам, которые продолжают жить в разрушающемся бараке. Не «помогла» и трагедия, которая случилась 11 лет назад: на День Победы в одной из комнат обрушился потолок и убил старушку — ветерана Великой Отечественной. Чиновники отделались легким испугом, потому что бабушка была одинокой, и требовать наказания виновных за смерть ветерана было некому. В 2013 году с одного из таких бараков обрушился балкон вместе с женщиной — она получила открытый перелом тазобедренных костей. Виновных тоже не нашлось. 

Дом №18а по улице Качевской. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа
«Условия жизни „достояния России“ очень недостойные»

Дважды признанный аварийным дом №18а разваливается со всех сторон. Несколько лет назад обвалилась стена душевой комнаты — ее залатали. Дыру в полу душевой как ни заделывай, она все равно появляется, а из нее лезут крысы — они приходят «отпиваться» от отравы, раскиданной по всему дому. Мыться обитатели барака по одному не ходят, потому что опасно: пол в правом крыле первого этажа прогнил до основания, вместо него наложены доски и картонки. В подвале плещется канализация, и жильцы откачивают ее за свой счет. В прошлом году проживающая в комнате почти напротив душа Людмила Ковалева заплатила «спасителю» 25 тыс. руб. за то, чтобы он откачал канализационное озеро из-под пола — оно уже собиралось «выйти из берегов». 

Мама троих детей Мария Копьева ремонтирует свою комнату раз в два года: подклеивает отвалившиеся от заплесневелых стен обои, подмазывает щели под подоконником, укрепляет полы. В сентябре прошлого года она испытала сразу два потрясения: похоронила разбившегося на мотоцикле мужа и поняла, что ждет четвертого ребенка. Она старалась никогда не рассчитывать на государство, но все равно удивилась: ни статус многодетной матери, ни статус малоимущего, проживающего в аварийном доме не помогло ей переехать в новое жилье. 

Мария Копьева (слева на переднем плане). Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

— По телевизору только и слышишь, как государство заботится о детях из многодетных семей, на деле детей кусают клопы, сын боится встретить крысу по дороге в душ. Мы не требуем ничего сверх положенного, мы лишь хотим понять, когда нас расселят из аварийного жилья — в документах фигурирует, что это должно произойти в течение 2020 года, — говорит Копьева. — На деле нам предлагают только маневренный фонд, из которого люди «переселяются» только на кладбище. 

Женщина рано осталась сиротой, теперь нет мужа — поддержки ждать неоткуда, съемное жилье ей не потянуть. 

Соседи — семья Хоперстковых с четырьмя детьми — все же сняли жилье неподалеку, в капитальном доме. Говорят, что теперь спокойны за свою жизнь и за жизнь детей, но на саму эту жизнь денег уже нет. 

— Сначала мне попытались дать комнату в такой же общаге, только в еще худшем состоянии. Потом начали цепляться за прописку детей — не вся семья прописана в одном месте, — рассказывает Ольга Хоперсткова. — Чиновники прикладывают массу усилий, только чтобы не переселять нас в нормальные условия. У каждого из нас уже по чемодану бумажек-отписок. 

После того как с потолка коридора в середине февраля обрушился ошметок штукатурки и полил кипяток, чиновники мэрии отчитались о своевременном устранении аварии и порекомендовали всем жильцам покинуть опасный дом. В маневренный фонд жильцы переехать отказались, а государственная программа по переселению из аварийного жилья уже завершилась. В эту программу они не попали, анонсируют ли российские власти новую программу — неизвестно. 

Условия проживания в доме №18а по улице Качевской. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

По мнению жильцов, если «покопаться» в историях их заселения в пресловутый барак №18а, можно «накопать» на несколько административных, а то и уголовных дел. К примеру, двум семьям комиссия Рязанской администрации одобрила покупку комнат в разваливающемся четвертый десяток лет доме за материнский капитал. Одна из них приобрела комнату за маткапитал уже после признания барака аварийным. 

Вопреки расхожему мнению, среди жильцов этих бараков число пьющих и неработающих людей ничтожно мало. Большинство и телевизор смотрит, и новости в интернете читает, из которых делает выводы. После вынесения на рассмотрение поправок в Конституцию — особенно о «детях — достоянии России» — у женщин появился новый повод для горьких шуток. «А если „достояние России“ потолком убьет, кто отвечать будет — родителей посадят?», «Условия жизни у „российского достояния“ очень недостойные», «„Достояние России“ покусали клопы — кому пожаловаться?», — перебрасываются они фразами в разговоре. Активнее всего спорят по такому вопросу: если в жалобах на местных чиновников писать не «дети могут погибнуть под руинами», а «чиновники намеренно уничтожают „достояние России“», — это поможет? 

Условия проживания в доме №18а по улице Качевской. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа
«Естественный путь» решения проблемы

Соседний дом №7/1 по улице Дружной также признали аварийным: согласно экспертизе, износ фундамента составляет 85%, стен — 80%, крыши — 75%. За экспертизу жильцы заплатили 35 тыс. руб, но траты оказались напрасными: расселять их никто не собирается. Рязанская администрация издала постановление, согласно которому пять аварийных домов в поселке Строитель будут снесены до конца 2023 года, люди вместе со всем своим «достоянием» могут отправляться куда угодно. В адресную программу по переселению из аварийного жилого фонда они не попали, инвесторов земли поселка Строитель не интересуют. Жилищное строительство там невозможно, поскольку поселок находится в окружении промпредприятий и в защитной зоне, строительство нежилых зданий так же нецелесообразно по причине удаленности от города. Об этом жильцам аварийных домов откровенно сообщил бывший мэр Сергей Карабасов, который с июня 2019 года пребывает в московском СИЗО из-за подозрения в мошенничестве. Остается надеяться на новую программу переселения из аварийного фонда, но и с этим вариантом могут быть проблемы: дома не внесены в список Фонда содействия реформированию ЖКХ на сайте «Реформа ЖКХ». По какой причине глава управления энергетики и ЖКХ Рязанской администрации Игорь Ковалев «забыл» это сделать, спросить хотелось бы, но невозможно: он так же находится под арестом. Назначенные на эти должности чиновники вопросом переселения из аварийных бараков в поселке, по всей вероятности, пока не занимались. На этот счет у жителей Строителя есть свое мнение: мэрия ждет, когда вопрос решился естественным путем — бараки погребут под развалинами всех недовольных вместе с их «российскими достояниями». 

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Бывшая жена Аркадия Ротенберга зарегистрировалась на конкурс “Лидеры России”. Она может пойти на выборы в Госдуму

Главой московского УВД по ЗАО назначили генерал-майора, чьи подчиненные устроили фотосессию с трупами