in

Бездомные и «обнаглевшие». Ярославцы из взорвавшегося дома четвертый месяц скитаются по чужим углам

На месте взрыва газа с возгоранием в квартире жилого дом на улице Батова в Ярославле в августе 2020 года
На месте взрыва газа с возгоранием в квартире жилого дом на улице Батова в Ярославле в августе 2020 года. Фото: Анна Соловьева / ТАСС

После обрушения подъезда в жилом доме в Ярославле в минувшем августе более 300 человек остались без жилья. Они до сих пор живут у родственников, в гостинице и съемных квартирах. Их дом признали аварийным и скоро снесут. Власти неохотно контактируют с пострадавшими — основные новости они узнают «из телевизора». Средств на покупку нового жилья ни у кого нет, снять нормальную квартиру на предложенные мэрией средства просто невозможно. А все ли оставшиеся без дома ярославцы получат компенсации за утрату жилья, пока неизвестно. 

«Предложили заселиться обратно»

Взрыв прогремел 21 августа в восьмом часу вечера. По предварительной версии, взорвался бытовой газ в квартире на четвертом этаже второго подъезда десятиэтажного дома №5, корп. 2, на улице Батова. Более точные причины пока не озвучены. От взрыва обрушились перекрытия в подъезде с шестого по первый этажи, в соседних подъездах перекрытия «повело», перекосились балконы. В момент ЧП погибли три жильца: хозяйку квартиры взрывной волной выбросило из окна, соседей снизу придавило обломками бетонных плит — погибла женщина и восьмилетний мальчик. 

Мэрия сразу же заселила более 200 человек в гостиницы «Которосль» и «Азимут», но время проживания ограничила до 31 октября. Несмотря на настойчивые требования чиновников освободить номера, многие семьи до сих пор живут в гостинице: им некуда идти. Накануне выселения, 30 октября, они провели серию одиночных пикетов, и власти оставили несколько семей в гостинице. В тот же день ярославское издание назвало заселение пострадавших в гостиницу благотворительностью: в законе не сказано, что пункт временного содержания — это именно гостиницы. Это, мол, могли бы быть армейские палатки или общежития. 

Дом на Батова признан аварийным, хотя в него еще осенью жильцам предлагали вернуться. 

— В начале сентября нам отремонтировали третий подъезд и предложили заселяться. Ну, так отремонтировали: стекла вставили, стены в подъезде покрасили. А через стену с моей квартирой — пустая, развалившаяся. Можно мне вселяться в такое жилье с детьми? — рассказывает одна из пострадавших жильцов Ольга. 

С ней удалось поговорить только со «второго захода», потому что в первый день она не смогла беседовать без слез. Говорит, началась «отсроченная реакция»: в день взрыва она спокойно вывела детей из дома, взяла сумку с документами, постучалась к бабушке в соседнюю квартиру. Но за три с половиной месяца произошло столько отвратительных и несправедливых событий, что нервы у женщины сдали. 

Губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов (слева) на месте взрыва бытового газа в жилом многоквартирном доме по улице Батова в Ярославле в августе 2020 года
Губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов (слева) на месте взрыва бытового газа в жилом многоквартирном доме по улице Батова в Ярославле в августе 2020 года. Фото: Анна Соловьева / ТАСС

— На собрании 9 сентября нас настойчиво уговаривали вселиться обратно в полуразрушенный дом, а позже мы узнали, что еще неделей раньше чиновникам выдали заключение об аварийном состоянии дома. То есть, нас хотели заселить в заведомо опасное жилье? Такой прессинг был! Потом чиновники стали нас убеждать, что не «настаивали» на нашем вселении в дом, а «рекомендовали». А есть ли разница? — спрашивает Ольга. 

Статуса пострадавших при чрезвычайной ситуации у семьи, как и у остальных, нет (заявление до сих пор «рассматривается» в мэрии), за квартиру во взорвавшемся доме Ольга с супругом выплачивают ипотеку. В жилье она вложила все: маткапитал, выплаты за два декретных отпуска, продолжает платить по 10 тыс. руб. в месяц. Она написала заявление в страховую компанию, но страховая пока не нашла общий язык с банком. Так что, вполне вероятно, семье придется продолжать выплачивать долг за жилье, которое подлежит сносу.

«Все равно придется доплачивать»

Мэрия частично взяла на себя расходы по аренде квартир, которые самостоятельно или при помощи риэлторов должны найти теперь уже бывшие жильцы дома с Батова. Определили размер ежемесячной оплаты: за однокомнатную квартиру — 8 тыс. руб., за двухкомнатную — 11 тыс. руб., за «трешку» — 14 тыс. руб. Обещанные чиновниками суммы насмешили жильцов: за такие деньги можно найти либо совсем «убитое» жилье в Дзержинском районе, либо квартиры получше, но на окраине города. В шаговой доступности от дома №5 расположен парк и две зеленые зоны, детские сады, школы, фитнес-центр, коммерческие медклиники — жилье в районе сдается и продается по высоким ценам. Сотрудники администрации Ярославля, тем более риэлторы не могли об этом не знать. Однако и по сей день продолжают предлагать оставшимся без квартир семьям жилье «с бабушкиным ремонтом и клопами», либо квартиры-студии с мизерной жилой площадью. При этом сами бездомные люди должны «отстегнуть» риелтору 80% от сделки.

Услышав громкие голоса протестов, мэрия пообещала компенсировать этот задаток людям, но потом. Хозяева квартир неохотно сдают их жильцам с Батова, поскольку не верят в платежеспособность будущих квартирантов и не понимают, не будет ли задержек в оплате от мэрии. 

Семьям из 12 полностью разрушенных квартир руководство региона выделило 29,3 млн руб. на покупку жилья (сначала миллионов было 36, но сумма постепенно уменьшалась). Эти ярославцы должны найти жилье такого же метража, не старше 1990-х годов постройки, по цене 42 389 руб. за квадратный метр. Предложение фантастическое, если учесть, что средняя стоимость квадратного метра по Ярославлю — 54 тыс. руб. 

С этой проблемой уже столкнулся Вячеслав Первунинский, который не смог подобрать квартиру по предложенным параметрам аналогичного метража. Он попросил мэрию выделить эти средства на жилье меньшей жилплощади, но мужчине отказали. «Которые деньги мне выделены, они мне и их не дают», — описал он свою проблему. 

— Если им выплатят именно такую компенсацию на приобретение жилья, то им придется доплачивать за квадратные метры из своего кармана, плюс купить мебель, одежду. Жильцы из этого подъезда остались буквально без всего. Если даже сейчас дом укрепят, и в оставшиеся квартиры можно будет войти, мебель уже все равно непригодна для дальнейшей эксплуатации, — описала ситуацию Ольга и снова попросила не называть фамилии: пострадавших начали «травить» в соцсетях. Их называют обнаглевшими, советуют быть благодарными за то, что государство дает хоть какие-то средства, неоднократно попрекали тем, что пострадавшие «съели» весь бюджет города. Помимо этого, их открыто называют виновниками случившегося, поскольку они не предотвратили ЧП, не вызвали вовремя службу газа. 

«Мы хотим домой!»

Три семьи из 12 разрушенных квартир второго подъезда уже передали пакеты документов, и им одобрили покупку жилья. За одну квартиру деньги перечислены продавцу. Из ответа пресс-службы администрации Ярославля следует, что все 12 семей подобрали квартиры, они собирают документы. Остальные находятся в «подвешенном» состоянии и не понимают, что их ждет. 

12 семей (47 человек — прим. авт.) до сих пор живут в гостинице — они так и не смогли найти подходящее съемное жилье. На этот счет пресс-служба мэрии ответила следующим образом: пострадавшим «неоднократно предлагались варианты арендуемого жилья, от которых семьи отказываются по различным причинам, упорно не желая покидать пункт временного размещения». 

После того, как 2 декабря на территории области ввели региональный режим ЧС, правительство РФ начало рассмотрение вопроса о выделении средств жителям Ярославля, чье жилье было утрачено в результате ЧС природного или техногенного характера. Выплаты возможны из резервного фонда правительства России в 2021 году. Когда именно и в каком объеме — неизвестно. 

Из-за этой неопределенности более 40 человек собрались у дома на Батова и записали обращение к Путину. В нем они рассказали, что оставшимся без имущества людям придется брать не только ипотеку, чтобы доплатить за новое жилье, но и кредиты на мебель и предметы первой необходимости. Пенсионеры объяснили, что они уже физически не успеют расплатиться по всем кредитным займам, а дети проскандировали: «Мы хотим домой!».  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Полиция

Суд арестовал еще пятерых неонацистов по делу Тесака

Внутренние войска Белоруссии

«Она мягкая и эластичная». Милиция Белоруссии — о безопасном применении дубинок