in

В Екатеринбурге СК отказался заводить дело из-за убийства Владимира Таушанкова. Его после кражи обоев застрелили сотрудники Росгвардии

Следственный комитет Свердловской области отказал в возбуждении уголовного дела по факту убийства жителя Екатеринбурга Владимира Таушанкова, которого застрелили сотрудники Росгвардии во время обыска из-за кражи четырех рулонов обоев. Об этом «МБХ медиа» сообщили в «Зоне права».

В ответе ведомства говорится, что согласно закону, «заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат» проверке. По мнению СК, поводы для возбуждения уголовного дела также отсутствуют.

Отмечается, что изложенные в обращении доводы будут рассмотрены в возбужденных в отношении погибшего уголовных делах.

Ранее Кировский районный суд Екатеринбурга признал незаконным обыск в квартире Таушанкова. Следователь, которая занималась делом о разбое, 31 мая в 23:30 вынесла постановление о производстве обыска жилья, хотя она же тремя часами ранее изъяла украденные четыре рулона обоев и складной нож. Постановление следователя МВД фактически никому не предъявлялось, так как Таушанков ко времени ее прибытия в квартиру был мертв, а его родители находились в отделе полиции.

Сотрудники Росгвардии застрелили 27-летнего Владимира Таушанкова в ночь на 1 июня. Местные СМИ писали, что мужчину заподозрили в краже обоев из магазина.

Побежавшие за Таушанковым охранники вызвали бойцов Росгвардии, которые взяли квартиру екатеринбуржца штурмом. По словам отца убитого, когда силовики пытались выломать дверь, его сын брызнул в них из газового баллончика. В ответ те открыли огонь. «Стреляли через дверь, раза четыре примерно», — рассказывал отец Таушанкова.

Посмертно в отношении Таушанкова возбудили уголовное дело о насилии над представителями власти (ст. 318 УК).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Госдума проверит материалы «Голоса Америки» и «Радио Свобода» из-за «фейков» о голосовании по Конституции

“Они в подвешенном состоянии”: что происходит с делом сестер Хачатурян