in

ЕСПЧ присудил выплаты родственникам найденного мертвым в колонии экс-охранника Кадырова

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) присудил компенсацию родственникам найденного мертвым в колонии экс-охранника главы Чечни Рамзана Кадырова Аюба Тунтуева и еще двенадцати заявителям, пострадавшим от пыток в полиции. Об этом «МБХ медиа» сообщили в пресс-службе «Правовой инициативы».

ЕСПЧ назначил компенсацию Имрану Успанову в 50 тысяч евро, Мурату Шаваеву — в 67 тысяч евро, Асланбеку Витригову и Анзору Агамерзаеву — по 100 тысяч евро. Родственникам Тунтуева также положено выплатить 100 тысяч евро.

Судом были установлены факты нарушения статьи 3 Конвенции (запрет пыток) и статьи 6 Конвенции (справедливое судебное разбирательство) в отношении Шаваева, Витригова, Тунтуева, Агамерзаева. В деле Успанова установлено нарушение статьи 3.

Суд рассматривал следующие факты: 30 июля 2005 года около 11 часов утра Аюб Тунтуев, который был сотрудником Службы безопасности Президента Чеченской Республики, был доставлен в Надтеречный РОВД, где был допрошен в качестве свидетеля взрыва автомобиля.

Тунтуев отрицал причастность к преступлению, сотрудники милиции избивали его, пытали электрическим током, также был описан эпизод, как один из полицейских сидел у него на спине и подвешивал его к потолку за наручники с пластиковым пакетом на голове. После пыток 31 июля 2005 года Тунтуев подписал признание.

После ареста и в течение последующих двух месяцев содержания Тунтуева в Надтеречном РОВД его регулярно пытали путем применения электрошокера и угрожали сексуальным насилием.

После перевода в следственный изолятор №. 20/1 в Грозном у Тунтуева зафиксировали синяки на правом плече и правой стороне грудной клетки и многочисленные следы побоев. В 2019 году тело Тунтуева обнаружили в ИК-6 во Владимирской области, сотрудники колонии настаивали на версии самоубийства, однако адвокатам «Правовой инициативы» Тунтуев сообщал об угрозах от сотрудников колонии.

Витригова и Агамерзаева пытали вместе с Тунтуевым в Надтеречном РОВД, под пытками они признали вину во взрыве автомобиля, сообщили в «Правовой инициативе».

ЕСПЧ также рассмотрел жалобу Имрана Успанова, поданную 27 июля 2006 года. В жалобе описаны факты пыток заявителя после того, как он был задержан в период с 31 октября по 10 ноября 2004 года группой вооруженных лиц. Успанова били прикладами автоматов, надели ему на голову мешок и посадили в машину неизвестные в полицейской форме. После его держали в подвале.

«Шесть человек избивали его, заставляя признаться в различных преступлениях, дать показания против неизвестных и подписать чистые бумаги. Они били его ногами и кулаками по туловищу, плечам и бедрам, а также били прикладами пистолетов и лопатой. Избиения продолжались около семи дней, в основном ночью. Полицейские прикрепляли к его пальцам электрические провода и каждые пятнадцать минут пытали его электрическим током. Не выдержав боли, заявитель подписал бланки документов» — указано в решении ЕСПЧ.

11 ноября 2004 года заявитель был доставлен на допрос. Успанов жаловался следователю на жестокое обращение и незаконное задержание, но его жалобы были отклонены. Сам следователь сообщил, что в случае отказа сотрудничать его продолжат пытать. В тот же день Успанова допросили в статусе подозреваемого, и он признал свою вину.

8 июня 2005 года Верховный суд Чечни признал Успанова виновным по обвинению в терроризме и принадлежности к незаконным вооруженным формированиям на основании признательных показаний, данных им в ходе расследования, и приговорил его к 18 годам лишения свободы.

В отношении Мурата Шаваева применялись пытки, его задержали в Нальчике в 2005 году. Как сообщает правозащитная организация, ему надели пакет на голову и привезли в местное управление ФСБ в Черкесске, под пытками его заставляли признать вину в сотрудничестве с подпольем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Адвокат подал заявление в СК из-за применения электрошокера против несовершеннолетней на акции

Дети-сироты воспитательного дома №5

Недофинансирование и недоинформирование. Почему в России только 15% сирот получают жилье